Еще раз о плагиате

10.03.2009

Игорь Базилевский, заместитель генерального директора Российского авторского общества: “Здесь можно, как один их ярких примеров привести спор, о котором, наверное, многие слышали. Спор между Ю.Шевчуком и Олегом Газмановым. По поводу песни “Рожденный в СССР”.  Необходимо заметить, что господин Газманов зарегистрировал более 6 вариантов текста у нас в РАО. Судебной перспективы, насколько я знаю, там не было.”
За рубежом иски в защиту интеллектуальной собственности не редкость. После того, как бельгийским братьям композиторам Эдди и Дэнни ван Пассель через суд удалось уличить в плагиате Майкла Джкексана, еще один их соотечественник, Сальваторе Аквавива подал иск на этот раз, обвинив в воровстве Мадонну. Кстати, в незаконном присвоении чужой интеллектуальной собственности за рубежом уличают не только работников эстрады. К примеру, не так давно парижский суд приговорил известного дизайнера Джона Гальяно к выплате 200000 евро за плагиат.
Для того, чтобы музыкальная композиция была признана плагиатом, достаточно всего семи нот, стоящих подряд и повторяющих мелодию-оригинал. В советском союзе даже существовала комиссия которая отслушивала песни на предмет плагиата… Сегодня – украдена мелодия или нет – должен решать суд. Но сами деятели шоу бизнеса к плагиату относятся весьма лояльно.
 Александр Журбин – композитор, заслуженный деятель искусств РФ, член Союза композиторов: “Вот композитор что-то пишет и ему кажется, что это его. А на самом деле он где-то это слышал, у него где-то осталось там в подкорке и он это записал. Поверьте мне, нормальный композитор, профессиональный композитор никогда ничего не ворует. Но случайные совпадения бывают. Особенно в популярной музыке.”
 
СНХР: Антон Зацепин, певец
Каждый художник учится у другого художника. И значит, наверное, я плагиатчик страшный, потому что у кого мне учиться, как не у мастеров отечественной поп-индустрии.
В КАДРЕ
А есть еще мнение, что сегодня когда миром правит формат, все вынуждены писать разные интерпретации одной и той же песни… Раньше композиторы оправдывались другими способами… “Что делать, ведь у нас всего семь нот”.