Член Авторского Совета РАО Александр Соколов рассказал о съемках фильма «Симфония органа»

05.11.2019

В конце сентября Московская государственная консерватория имени П. И. Чайковского представила полнометражный документально-художественный фильм «Симфония органа» о последнем творении великого французского органного мастера Аристида Кавайе-Колля.

Фильм повествует об истории создания и реставрации органа Большого зала Московской консерватории, которая проходила с 2014 по 2016 годы. Режиссером, сценаристом и монтажером картины стал выпускник Московской консерватории, кандидат искусствоведения и член Союза композиторов России Сергей Уваров.

Ректор Московской консерватории, член Авторского Совета Российского авторского общества (РАО), профессор Александр Соколов рассказал, как проходили съемки картины.

– Александр Сергеевич, непривычно рядом с вашим именем видеть слово «продюсер». Что это, веяние времени?

– Скорее, стечение обстоятельств. Долгие годы к органу Большого зала консерватории было приковано пристальное внимание. Уникальный инструмент находился в весьма бедственном положении. Этот орган, избежавший реконструкций, выделяется среди многих других сохранившихся до сегодняшнего дня инструментов французской фирмы «Кавайе-Коль», он аутентичен. Это художественно-исторический памятник. Кроме того, он установлен в зале, который также имеет статус памятника культурного значения. Мы давно задумывались о реставрации, но, поскольку строившая орган фирма больше не существует, пришлось долго искать наследников методик Аристида Кавайе-Коля. В результате, выбор пал на австрийскую фирму «Ригер». Была создана международная комиссия, которая проводила мониторинг каждого этапа реставрационных работ. Одновременно мы фиксировали все происходящее на камеру. Так начались съемки будущего документально-художественного фильма с его конкретными жанровыми особенностями, сочетанием исторической достоверности и художественного воплощения идеи. Очень приятно, что консерватория приняла участие не только в технической, но и в творческой части проекта. Так, молодой композитор Денис Писаревский написал музыку – специально для этого фильма и в расчете на этот инструмент. Он же участвовал в подборе музыкальных фрагментов, имеющих отношение к истории органа.

– Каким образом формировалась съемочная группа? Кто был зачинателем?

– На самом деле, здесь пересеклись несколько проектов. В Московской консерватории есть более десяти международных конкурсов. Один из них органный. Конечно, когда финал этого конкурса в течение многих лет проходил в Малом, а не в Большом зале, все очень переживали. С органным конкурсом соприкасается конкурс композиторов. Сочинения, специально написанные для органа, – тоже наша традиция. Таким образом, вызревала идея синтеза. Фильм дал возможность все эти темы объединить. Мне, как ректору, сделать это было проще, потому что я являюсь председателем оргкомитетов и этих конкурсов, и, естественно, той комиссии, которая занималась реставрацией органа. Так что здесь сплелась ретроспектива и перспектива. Ну, а молодежь всегда готова поддержать инициативу. Тем более, что в отличие от зарубежных консерваторий, где композиторы учатся в университетах, у нас под одной крышей собраны исполнители, музыковеды и композиторы, так что возможен комплексный подход к любому творческому проекту.

– Создание фильма – история дорогостоящая.

– Попечительский совет Московской консерватории очень заинтересовался нашим предложением, и фирма «Сименс», являющаяся членом Попечительского совета в течение семнадцати лет, с момента его основания, дала необходимые средства на реализацию проекта.

– Планируется ли прокатная история?

– Она уже началась. Прежде всего, мы предложили фильм для демонстрации на кинофестивале в Выборге «Окно в Европу». Картина вызвала большой интерес. Нам было особенно важно получить профессиональные отклики, ведь это был своего рода эксперимент. Блин не получился комом! Со вкусом написан сценарий, прекрасно выполнена операторская работа. Разные типы съемки были обоснованы соображениями технического порядка. Так, когда камера лежит на плече оператора, который спускается по лестнице в недра органа, это вовсе не дефект, а прием, который неоднократно обыгрывался в высокохудожественном кинематографе ХХ века. Мы учимся!

– Александр Сергеевич, Вы, наверняка, не один раз побывали внутри органа. Как впечатления?

– Действительно, к этому инструменту относишься с особым трепетом. Вместе с Натальей Владимировной Малиной я с искренним удивлением перемещался по всем этим лабиринтам, лестницам… Это настоящий город! Изумляет одухотворенность этого инструмента. Мы видим его парадный фасад и даже не представляем себе, что происходит внутри, как дышит орган, чем он живет. Все это есть в нашем фильме.

– Инструмент «вбирает ауру» исполнителя. Однако в судьбе органа всегда присутствует еще и органный мастер. В современной истории органа Большого зала консерватории это Наталья Владимировна Малина.

– Вы правы, существует теснейшая связь между мастером и конкретным инструментом. Это норма. У каждого органа, как в высокой медицине, есть скрытые болезни, отдельные не выявленные возможности. Когда начиналась реставрация, иностранные специалисты не сразу поняли, что без Натальи Владимировны они будут довольно долго разбираться в том, что происходит с инструментом. Они были очень благодарны за эту помощь. Наталья Владимировна – уникальный мастер. Мастер с большой буквы! Мне радостно, что она заботится о том, чтобы воспитать тех, кто примет от нее эстафету.

– «Симфония органа» – первая консерваторская кинолента. Ждать ли новых фильмов?

– За эти годы у нас появилось профессиональное телевидение, оснащенное по последнему слову техники. Мы провели кастинг, собрали профессиональную команду. В этом масштабном проекте есть и сегмент производства фильмов. Они, естественно, будут связаны с музыкой в контексте искусства. Пока мы накапливаем материал, снимаем то, что происходит в консерватории. Причем, не только на ее сценических площадках. Как только появится идея, достойная развития, мы обязательно ее реализуем. Причем, на качественно новом техническом уровне.

– А темы?

– Скоро у нас будет отмечаться столетие Государственной коллекции уникальных музыкальных инструментов, которая, как вы знаете, долгое время жила в Московской консерватории. Кстати, в здании того же Большого зала. Потом она была передана музею музыкальной культуры им. Глинки, ныне Российскому национальному музею музыки, с которым нас связывают партнерские отношения. История каждого инструмента – отдельный фильм. В октябре у нас пройдет открытое заседание Ученого совета, и я думаю, мы обсудим эту идею. Здесь есть и научная основа, и возможность поговорить о тех, кто играл на инструментах Госколлекции, и желание раскрыть тайну появления инструментов Амати, Страдивари, Гварнери. У нас есть договор о сотрудничестве с институтом Страдивари в Генуе, так что может получиться уникальный проект. Чем не фильм?

Источник новости