О позиции РАО на законопроект «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации (в части совершенствования механизма коллективного управления авторскими и смежными правами)», подготовленный Минкомсвязи России

30.09.2015

Общероссийской общественной организацией «Профессиональный союз деятелей культуры «Российское Авторское Общество» (РАО) рассмотрен проект Федерального закона «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации (в части совершенствования механизма коллективного управления авторскими и смежными правами)» (далее – законопроект).

Как указано в Пояснительной записке, законопроект подготовлен в инициативном порядке Минкомсвязи России «в целях совершенствования законодательства об авторском праве и смежных правах, в том числе в части процедуры сбора авторских вознаграждений с вещателей, телеканалов, радиостанций и средств массовой информации».
РАО полагает, что законопроект не может быть принят по следующим основаниям.

1. В законопроекте предлагается предоставить возможность создавать организации по управлению правами (далее – ОКУП) не только самим правообладателям, но и «любыми иными лицами в одной из организационно-правовых форм, предусмотренных настоящим Кодексом для коммерческих организаций».

Представляется, что данный подход недопустим, так как при включении в законодательство указанной нормы будут нарушаться законные права и интересы правообладателей.

Учреждение ОКУП в форме общества с ограниченной ответственностью или в форме акционерного общества, учитывая порядок функционирования таких организаций, лишит правообладателей права участвовать в управлении делами таких ОКУП.

Кроме того, будет нарушен базовый принцип деятельности ОКУП: осуществления деятельности исключительно в целях сбора, распределения и выплаты вознаграждения правообладателям, а не для получения прибыли учредителями (акционерами) указанных хозяйственных обществ.

Об этом, в частности, указывается в Директиве Европейского союза о коллективном управлении авторскими и смежными правами и мульти-территориальном лицензировании прав на музыкальные произведения в целях онлайнового использования на внутреннем рынке (вступила в силу 9 апреля 2014 года): ОКУП должны создаваться в формах, не предполагающих извлечение прибыли от такой деятельности (подпункт (ii) пункта (а) статьи 3).

Поэтому в большинстве стран мира ОКУП действуют в форме некоммерческих организаций, что в полной мере отвечает интересам правообладателей.

Данный факт не отрицается и самими разработчиками законопроекта.

В пункте 4.1. Формы сводного отчета «О проведении оценки регулирующего воздействия проекта акта с высокой степенью регулирующего воздействия», размещенного разработчиками на сайте, указано:

«В разных странах ОКУП имеют различный правовой статус. В законодательстве большинства государств ОКУП имеют статус некоммерческой организации, …»

Также разработчики в проекте пункта 1 статьи 1242 ГК РФ именуют ОКУП как «Организации по коллективному управлению авторскими правами» (абзац 3), что сужает сферу деятельности ОКУП.

В связи с изложенным, предложение разработчиков не может быть принято.

2. Законопроектом предлагается установить, что число учредителей (членов) ОКУП не может быть менее пятидесяти.

Проект данной нормы не может быть принят, как противоречащий конституционному праву граждан на объединение: частью первой статьи 30 Конституции Российской Федерации установлено, что «Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется».

Как мы видим, Основной закон Российской Федерации не регламентирует количество учредителей (членов) общественных объединений.

3. В законопроекте предлагается исключить из ГК РФ статью 1244, которая озаглавлена «Государственная аккредитация организаций по управлению правами на коллективной основе».

Таким образом, Минкомсвязи России предлагает ликвидировать институт государственной аккредитации ОКУП (расширенного коллективного управления), существующий в российском законодательстве с 1 января 2008 года.

В Пояснительной записке разработчики законопроекта указали:

«Существующая в современном российском праве модель внедоговорного коллективного управления дискредитировала себя. Ее сущностный недостаток кроется в игнорировании воли правообладателя, что абсолютно недопустимо для правовой системы, широко использующей для целей гражданско-правового регулирования принцип осуществления прав своей волей и в своем интересе (статья 1 ГК РФ)».

«Законопроект позволит гарантировать каждому правообладателю право выбора, хочет ли он управлять своими правами на индивидуальной или коллективной основе (за исключением установленных законом случаев, когда общество по коллективному управлению правами осуществляет только сбор вознаграждения), а также гарантировать каждому правообладателю право выбора общества по коллективному управлению правами, которому он хочет передать полномочия по управлению принадлежащими ему исключительными правами.»

Представляется, что приведенное утверждение об «игнорировании воли правообладателя» не соответствует действительности.

Пунктом 3 статьи 1244 ГК РФ установлено, что ОКУП, получившая государственную аккредитацию (аккредитованная организация), вправе наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 1242 ГК РФ, осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены. Наличие аккредитованной организации не препятствует созданию других организаций по управлению правами на коллективной основе. Такие организации вправе заключать договоры с пользователями только в интересах правообладателей, предоставивших им полномочия по управлению правами в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 1242 ГК РФ.

При этом согласно пункту 4 той же статьи ГК РФ, правообладатель вправе в любой момент исключить свои права из управления аккредитованной ОКУП. Затем ничто не мешает ему передать права в управление другой ОКУП или реализовать их самостоятельно, прибегнув к помощи адвоката или юридической компании.

Следовательно, действующее законодательство не предусматривает ущемления воли правообладателя, а вышеприведенное утверждение разработчиков законопроекта – безосновательно.

Кроме того, практика функционирования ОКУП показала, что, несмотря на наличие в действующем законодательстве норм, позволяющих создавать помимо аккредитованных организаций, неаккредитованные ОКУП, практика создания последних не получила распространения в Российской Федерации. Правообладатели не поддерживают создание множества конкурирующих друг с другом ОКУП, что в результате может привести к понижению в целом уровня охраны их прав.

Не выгодна многочисленность ОКУП и пользователям, так как это усложнит процесс получения разрешений на использование произведений, потребует от них выделения дополнительных средств на осуществление лицензионной работы.

Далее в Пояснительной записке указано:

«В свою очередь, отказ от внедоговорного (расширенного) коллективного управления и переход к модели управления авторскими правами на основе договоров, добровольно заключаемых правообладателем с любым обществом по коллективному управлению (по выбору), создает предпосылки для конкурентной среды в сфере управления правами на коллективной основе, что является залогом справедливого распределения дохода, полученного от реализации авторских и смежных прав».

Утверждение разработчиков о том, что в настоящее время договоры о передаче полномочий по управлению правами заключаются правообладателями с аккредитованной ОКУП принудительно, без наличия воли правообладателя, противоречит действующему законодательству.

Пунктом 3 статьи 1242 ГК РФ установлено, что основанием полномочий ОКУП является договор о передаче полномочий по управлению правами, заключаемый такой организацией с правообладателем в письменной форме.

Указанный договор может быть заключен с правообладателями, являющимися членами такой организации, и с правообладателями, не являющимися ее членами. При этом организация по управлению правами на коллективной основе обязана принять на себя управление этими правами, если управление такой категорией прав относится к уставной деятельности этой организации.

Далее законодатель указал, что к таким договорам применяются общие положения об обязательствах (статьи 307 – 419) и о договоре (статьи 420 – 453), поскольку иное не вытекает из содержания или характера права, переданного в управление.

Пунктом 1 статьи 421 ГК РФ установлено, что «Граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством».

Так, например, обязанность заключить договор прямо предусмотрена статьями 426 и 846 ГК РФ.

В статьях же 1242 и 1244 ГК РФ отсутствует обязанность правообладателя заключить договор с аккредитованной ОКУП.

Таким образом, утверждение разработчиков законопроекта о принудительном характере заключения аккредитованной ОКУП договоров с правообладателями безосновательно.

Также разработчики законопроекта полагают, что «конкурентная среда» положительно скажется на «справедливом распределении дохода, полученного от реализации авторских и смежных прав».

Представляется, что данное утверждение ошибочно.

Наличие двух, трех или более конкурирующих между собой ОКУП отрицательно скажется на процессе и объеме сбора вознаграждения для правообладателей.

В первую очередь, это повлияет на эффективность процесса «очистки» авторского права и смежных прав пользователями.

Пользователи будут обязаны заключать не один договор с аккредитованной ОКУП (принцип «одного окна»), а несколько договоров с неаккредитованными ОКУП, а также с правообладателями, не передавшими свои права в управление ОКУП.

Для расчета вознаграждения потребуется выяснять, каких конкретно правообладателей представляет тот или иной ОКУП, получить документальное подтверждение этого, вероятно, рассчитать процентное отношение правообладателей членов одного ОКУП к другим правообладателям, членам других ОКУП. Только после этого может быть согласован размер вознаграждения между пользователем и ОКУП.

Исполняя договоры, пользователи будут предоставлять не один отчет, а несколько, в зависимости от количества ОКУП, с которыми у них заключены договоры.

Соответственно, отчеты должны будут включать результаты интеллектуальной деятельности (далее – РИД) только тех правообладателей, которыми управляет конкретный ОКУП, таким образом, на пользователя будет возложена дополнительная обязанность по выверке произведений, отсутствующая в настоящее время.

Вознаграждение также будет выплачиваться не в один ОКУП, как это происходит сейчас, а во все ОКУП, с которыми пользователем заключены договоры.

Далее, в случае ликвидации института государственной аккредитации, пользователь будет обязан перед использованием каждого конкретного РИД (например, на радио) проверять, получил ли он права на его использование от ОКУП, с которыми он состоит в договорных отношениях, или нет.

В случае использования РИД, правообладатели которых неизвестны и (или) не состоят ни в одном ОКУП, не найдя их и не заключив с ними договоры, пользователь будет допускать нарушение прав последних и к нему могут быть применены меры ответственности, предусмотренные гражданским законодательством, законодательством об административных правонарушениях и (или) уголовным законодательством.

В настоящее время, в связи с действием принципа «одного окна», возникновение такой проблемы в деятельности пользователей практически невозможно.

Кроме того, при наличии нескольких ОКУП может возникать путаница с правообладателями, поскольку правообладатели могут переходить из одного ОКУП в другой или передавать часть прав или РИД в управление одному ОКУП, а часть – другому. «Конкурирующим» ОКУП для разрешения спорных ситуаций придется проводить сверку имеющихся каталогов. В этом случае правообладатель не сможет своевременно получить причитающееся ему вознаграждение, чем будут ущемлены его законные права и интересы.

Все изложенное выше значительно затруднит деятельность пользователя по «очистке» авторского права или смежных прав, повысит его административные расходы.

А ведь функционирование ОКУП как раз и призвано облегчить процесс получения пользователями разрешений от правообладателей.

Нельзя исключить того, что недобросовестные пользователи будут использовать весь имеющийся объем произведений, а выплачивать вознаграждение в ОКУП будут только в части тех правообладателей, с которыми такие ОКУП заключили договоры о передаче полномочий по управлению правами. Чем будут ущемлены права части правообладателей, самостоятельно реализующих свои права.

Кроме того, отмена института государственной аккредитации лишит ряд правообладателей возможности получать вознаграждение. В настоящее время аккредитованные ОКУП собирают вознаграждение и для тех правообладателей, которые не заключили с ОКУП договор о передаче полномочий по управлению правами. Такие правообладатели имеют возможность в любой момент обратиться в ОКУП и получить все собранное для них вознаграждение, что и происходит на практике.

При этом, поскольку на «рынке» авторского права и смежных прав будет функционировать не одна аккредитованная ОКУП, а несколько ОКУП, в совокупности административные расходы таких организаций по сбору, распределению и выплате вознаграждения правообладателям значительно превысят расходы одной аккредитованной ОКУП.

Все это, как следствие, негативно скажется на сроках и объемах выплат вознаграждения правообладателям, может породить другие крайне негативные последствия для них.

Подтверждением вышесказанного служит чрезвычайная ситуация в сфере коллективного управления правами, сложившаяся в настоящее время на Украине, где действует 19 ОКУП. Законодательство Украины в полной мере соответствует предложениям Минкомсвязи России по внесению изменений в ГК РФ.

В мае 2015 года Международная конфедерация обществ авторов и композиторов (СИЗАК) даже выпустила специальную Резолюцию СЕ15-0329 «Ситуация с коллективным управлением правами на Украине», в которой СИЗАК отмечает, что:

  • наличие большого количества ОКУП по тем же типам прав/видам использования и без строгих законодательных критериев того, кто и как может осуществлять коллективное управление, привело к большой правовой неопределенности и позволило недобросовестным пользователям манипулировать рынком в ущерб интересам украинских и иностранных авторов;
  • такая ситуация негативно влияет на работу УААСП, старейшей организации по коллективному управлению на Украине и члена СИЗАК с 1993 года, управляющей национальным и зарубежным музыкальным, литературным и драматическим репертуарами;
  • приветствует введение института государственной аккредитации ОКУП (принимая во внимание также уникальное положение УААСП в настоящее время как государственной организации) и схемы расширенного коллективного управления».

Таким образом, СИЗАК негативно высказалась о наличии нескольких «конкурирующих» между собой ОКУП и рекомендовала введение института государственной аккредитации на Украине.

В письме Заместителя министра культуры Российской Федерации А.Е. Бусыгина от 25.12.2012г. № 4568-01-31-АБ в Аппарат Правительства Российской Федерации был дан положительный отзыв о действующем в России институте государственной аккредитации, в частности, было указано:

«Наблюдается ежегодный устойчивый прогресс в деятельности аккредитованных на данный момент организаций, проявляющийся, в том числе в количестве договоров, заключенных с международными организациями по управлению правами, в динамике роста выплаченного вознаграждения и т.д. Таким образом, очевидно, что возможности использования системы государственной аккредитации еще не исчерпаны».

Статс-секретарем – заместителем Министра культуры Российской Федерации Г.П. Ивлиевым направлялся запрос от 26.03.2013 г. № 2124-01-64/07-ГИ Директору Европейского бюро СИЗАК Митко Чаталбашеву, в котором был поставлен ряд вопросов относительно действующего в России института государственной аккредитации (расширенного коллективного управления правами – РКУП).

В своем ответе от 03.06.2013 г. представитель СИЗАК, в частности, указал:

«У нас отсутствует подробная информация о том, какие страны приняли ту или иную форму РКУП. Но хорошо известным фактом является то, что местом рождения РКУП являются страны Северной Европы, использующие эту систему с 1960 годов по настоящее время. Насколько нам известно, аналогичные схемы «принцип одного окна» де-факто или де-юре применяются в Нидерландах, Германии, Италии, Канаде и многих восточно-европейских странах, т.е. Венгрии, Польше, Чешской Республике, Хорватии, Румынии, Словении и т.д.»

Представитель СИЗАК приводит следующие преимущества схемы расширенного коллективного управления: «лицензирование по «принципу одного окна» для пользователей; система сборов и распределения позволяет сокращать издержки, как для правообладателей, так и для пользователей; облегченный всеобщий доступ к максимально широкому репертуару и т.д.»

Также в письме в Минкультуры России представитель СИЗАК указал:

«Мы крайне озабочены тем фактом, что определенные круги в России, в контексте недавних дискуссий по интеллектуальной собственности в рамках Таможенного Союза Белоруссии, Казахстана и России, неосновательно поднимали возражения против существующей системы, как якобы в противовес обязательствам России как члена ВТО. Мы полагаем, что нет ничего в основных международных инструментах, в рамках, например, Бернской Конвенции, соответствующих соглашениях ТРИПС и договоров ВОИС, что было бы против существующей системы аккредитации и расширенного лицензирования в России. Мы полагаем, что такой правовой режим отвечает необходимости существующей социально-экономической среды для коллективного управления правами в России и подлежит поддержке и дальнейшему улучшению, а не разрушению».

Таким образом, можно утверждать, что исключение из российского законодательства института государственной аккредитации противоречит мировой практике функционирования ОКУП, а также принципам коллективного управления авторским правом и смежными правами, сформулированными Всемирной Организацией Интеллектуальной Собственности (ВОИС).

ВОИС выделяет следующие виды коллективного управления правами:

«3. С позиции охвата прав и правообладателей, подпадающих под коллективное управление:

  1. организации по коллективному управлению могут управлять правами только членов данной организации;
  2. в сферах, определенных законом, организации управляют правами также лиц, не являющихся членами организации (расширенное коллективное управление), которые, однако, при определенных обстоятельствах могут отказаться от такого управления;
  3. существует также расширенное коллективное управление при отсутствии возможности отказа от такого управление» .

В соответствии с изложенными рекомендациями ВОИС Россией был выбран второй способ управления правами на коллективной основе.

По вопросу деятельности одной или нескольких ОКУП ВОИС в своих рекомендациях указывает:

«243. В отношении определенной категории прав многие из основных преимуществ коллективного управления (легкое и юридическое правильное лицензирование использования произведений, возможность получения разрешения на использование мирового репертуара на основании единственной лицензии, существенное уменьшение административных ресурсов и т.д.) могут быть достигнуты только средствами одной организации. В связи с этим представляется разумным во избежание параллелизма создавать только одну организацию для каждой категории прав.

244. Другой вопрос состоит в том, что отсутствие альтернативной организации может способствовать созданию для существующей в единственном числе организации фактически монопольного положения. Вот почему, как считают некоторые, имеются веские доводы в пользу создания конкурирующих обществ, посредством чего можно было бы избежать какого-либо монопольного положения и сложного правового регулирования. Вместе с тем представляется, что такие категории, как «рынок», «конкуренция» и «монополия», являются довольно чуждыми самой сути исключительного авторского права и смежных прав и не могут быть применены непосредственно».

Поскольку сутью исключительного права является право правообладателя использовать РИД по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом, а также право разрешать или запрещать другим лицам использование такого РИД (пункт 1 статьи 1229 ГК РФ), вышеприведенное утверждение ВОИС совершенно правомерно.

При этом необходимо учитывать норму пункта 4 статьи 10 («Запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением») Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», где указано, что «Требования настоящей статьи не распространяются на действия по осуществлению исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг».

Также ВОИС указывает:

«257. Один из наиболее значительных элементов развитой системы коллективного управления состоит в том, что организация по коллективному управлению может предоставлять пользователю бланкетные (всеобъемлющие) лицензии на использование мирового репертуара произведений, правами на которые эта организация управляет. Таким образом, если бланкетная лицензия не может быть предложена, то все преимущества коллективного управления становятся очень ограниченными, либо вообще исчезают».

Поскольку аккредитованная ОКУП в настоящее время заключает именно бланкетные (расширенные) лицензии с пользователями, можно утверждать, что в России в настоящее время сложилась развитая система коллективного управления правами.

ВОИС делает следующий вывод:

«д) В каждой стране, как правило, должна существовать только одна организация по управлению одной и той же категории прав. Существование двух или более организаций в одной и той же области может уменьшить или даже вообще ликвидировать все выгоды коллективного управления правами» .

Данное утверждение подтверждается крайне негативной ситуацией, сложившейся на Украине, о чем было указано выше.

Успешное функционирование института государственной аккредитации в России подтверждается показателями сбора и выплаты вознаграждения аккредитованными ОКУП правообладателям.

Общие сборы Российского Авторского Общества, Российского Союза Правообладателей и Всероссийской Организацией Интеллектуальной Собственности в 2014 году составили 7,8 млрд. руб. При этом за три года организации увеличили поступления вознаграждения на 58%. Начиная с 2012 года по сегодняшний день РАО, РСП и ВОИС собрали более 24,5 млрд. руб.

За период 2012–2014 вознаграждение, выплаченное правообладателям, практически удвоилось. В 2014 году выплаты составили более 5,5 млрд. руб.

Такие результаты ставят российские ОКУП на одну ступень с ведущими зарубежными ОКУП.

В заключение следует отметить непоследовательность разработчиков законопроекта: предлагая исключить из российского законодательства расширенное коллективное управление, в Форме сводного отчета «О проведении оценки регулирующего воздействия проекта акта с высокой степенью регулирующего воздействия», размещенного, как было указано выше, на сайте, они указывают:

«Конкретных положений о способах коллективного управления правами универсальные международные договоры не содержат. Однако на региональном уровне (главным образом, в рамках ЕС) приняты некоторые документы, обязывающие страны использовать ту или иную модель коллективного управления в отношении определенных категорий прав. В законодательстве зарубежных стран используются три основные модели коллективного управления правами: добровольное договорное управление, обязательное коллективное лицензирование, расширенное коллективное лицензирование».

В настоящее время на территории Российской Федерации действуют нормы, регулирующие и добровольное договорное управления, и расширенное коллективное лицензирование. Таким образом, действующее российское законодательство не противоречит вышеприведенным разработчиком законопроекта моделям коллективного управления правами, а предложение исключить из ГК РФ нормы о государственной аккредитации полностью несостоятельно.

Аргументируя необходимость исключения из ГК РФ статьи 1244, разработчики законопроекта указывают:

«За время действия четвертой части ГК РФ выявились и иные системные недостатки законодательного регулирования института коллективного управления (отсутствие права каждого правообладателя участвовать в деятельности общества по коллективному управлению, в том числе, определять размеры отчислений на содержание общества, методику расчета вознаграждения, проверять финансовую документацию общества и пр.)»

Делая такие утверждения, разработчики законопроекта не учитывают нормы ГК РФ, Федерального закона «О некоммерческих организациях» и других нормативно-правовых актов, на основании которых были приняты Уставы аккредитованных ОКУП.

Например, согласно Уставу РАО члены ОКУП вправе: избирать и быть избранными в руководящие, исполнительные и контрольно-ревизионные органы; участвовать в управлении делами ОКУП в соответствии с определенным Уставом и иными нормативными актами ОКУП порядком; в установленном порядке получать информацию о деятельности ОКУП; иметь другие полномочия.

Также, данное предложение разработчиков вступает в противоречие с другим предложением разработчиков, о котором говорилось выше: включить в ГК РФ норму о том, что ОКУП может быть учрежден «любыми иными лицами в одной из организационно-правовых форм, предусмотренных ГК РФ для коммерческих организаций».

Как было указано, учитывая порядок функционирования коммерческих организаций, правообладатели вообще будут лишены возможности участвовать в управлении делами таких ОКУП, если, конечно, какая-то их часть не станет учредителями (акционерами) коммерческих организаций.

Таким образом, предложение разработчиков законопроекта полностью несостоятельно.

4. Законопроект вносит изменения в статью 1245 ГК РФ, определяя в качестве субъекта, осуществляющего сбор средств для выплаты вознаграждения за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, уполномоченный орган государственной власти.

В Пояснительной записке разработчики не указывают, с какой целью предлагаются такие изменения.

Представляется, что на орган государственной власти могут быть возложены не свойственные ему полномочия, так как сбор вознаграждения за «частное копирование» не является ни налогом, ни иным обязательным сбором.

В отличие от гражданского законодательства, регулирующего сбор вознаграждения для правообладателей, законодательство о налогах и сборах регулирует властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в бюджет Российской Федерации.

Поэтому совершенно правомерно полномочия по взиманию налогов и сборов возложены на уполномоченный орган государственной власти.

Кроме того, предложение разработчиков законопроекта не может быть принято, поскольку при включении такой нормы в статью 1245 ГК РФ правообладатели полностью утратят контроль над процессом сбора, распределения и выплаты им вознаграждения, чем будут ущемлены их законные права и интересы.

Всемирная Организация Интеллектуальной Собственности (ВОИС), отвечая на вопрос, должно ли коллективное управление осуществляться государственными или частными организациями, отдавая бесспорный приоритет последним, указывает:

«246. Однако, как правило, частная организация лучше соответствует природе требующих коллективного управления прав, которые сами по себе являются частными правами индивидуальных правообладателей, а также самой цели коллективного управления такими правами».

При этом ВОИС даже не предусматривает возможности управления правами на коллективной основе органами государственной власти.

Одновременно законопроект вызывает массу вопросов, главные из которых:

  1. Правами каких лиц будет управлять уполномоченный орган государственной власти: только правообладателей, заключивших с ним договор о передаче полномочий по управлению правами или всех правообладателей, РИД которых свободно воспроизводятся гражданами в личных целях (по типу расширенного коллективного управления)? Но ведь разработчики предлагают ликвидировать институт расширенного коллективного управления.
  2. Если управлять правами тех, кто передал органу государственной власти полномочия по договору, каким образом Правительство Российской Федерации будет устанавливать ставки вознаграждения, взимаемые с импортеров (изготовителей) оборудования и материальных носителей, использованных для воспроизведения РИД? Ведь граждане будут осуществлять воспроизведение в личных целях любых фонограмм и аудиовизуальных произведений, включая и те, права на которые не переданы в управление уполномоченному органу государственной власти. Кто и как будет собирать вознаграждение для указанной категории правообладателей?
  3. Каким образом будет осуществляться распределение собранного вознаграждения? В законопроекте указано, что распределение вознаграждения будет осуществляться на основании сведений и документов, поступающих от пользователей, под которыми в законопроекте понимаются импортеры (изготовители) оборудования и материальных носителей, использованных для воспроизведения РИД. Однако какие сведения могут представить указанные лица: только о количестве ввезенного (изготовленного) оборудования и материальных носителей. Кроме того, в юридическом смысле они не являются пользователями, то есть лицами, осуществляющими, например, публичное исполнение, сообщение РИД в эфир или по кабелю.

При этом эффективность деятельности уполномоченного органа государственной власти по управлению имущественными правами правообладателей вызывает сомнения.

Между тем, Российский Союз Правообладателей, имеющий государственную аккредитацию в сфере коллективного управления, предусмотренной подпунктом 4 пункта 1 статьи 1244 ГК РФ, в полной мере справляется с возложенными на него полномочиями: на сегодняшний день вышел на третье место в мире по объему сбора и выплаты вознаграждения правообладателям.

5. Законопроектом вводится в ГК РФ новая статья 1282 (1) («Реестр произведений, перешедших в общественное достояние»).

В Пояснительной записке разработчики указали цель введения данной нормы:

«Данная поправка направлена на облегчение введения в оборот произведений уже находящихся в режиме общественного достояния, а также произведений, обладателя авторских прав на которые не удалось установить (так называемых «сиротских произведений»)».

Представляется, что создать такой реестр крайне сложно, учитывая масштабы заявленной работы: всемирное наследие включает произведения, перешедшие в общественное достояние, начиная от наскальной живописи древних людей до наших дней, а создание и администрирование реестра потребует выделения значительных бюджетных ассигнований.

При этом до конца не ясна цель создания реестра: «облегчение введения в оборот» произведений, перешедших в общественное достояние».

По общему правилу «Исключительное право на произведение действует в течение всей жизни автора и семидесяти лет, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора». (пункт 1 статьи 1281 ГК РФ).

Для того чтобы выяснить, считается ли произведение перешедшим в общественное достояние, достаточно сделать простое арифметическое действие и данный факт будет установлен.

При этом совершенно очевидно, учитывая продолжительность жизни людей, что произведения, созданные более 170 лет назад, считаются перешедшими в общественное достояние (70 лет – срок действия исключительного права; 100 лет – фактически максимальный срок жизни человека).

Во второй части предлагаемой нормы говорится о «сиротских произведениях».

Помимо произведений, перешедших в общественное достояние по указанным выше основаниям, разработчики законопроекта предлагают включать в такой реестр информацию о произведениях, обладателей авторского права на которые не удалось установить.

В законопроекте указано, что «Если спустя 6 месяцев с момента внесения в реестр произведения, обладателя авторских прав на которое не удалось установить, правообладатель не идентифицирует себя путем направления обоснованного заявления в адрес федерального органа исполнительной власти, уполномоченного Правительством Российской Федерации на создание, формирование и ведение реестра, такое произведение переходит в общественное достояние».

Представляется, что данная норма будет нарушать законные права и интересы правообладателей, которые по каким-либо причинам не смогут вовремя заявить о себе, так как после перехода произведения в общественное достояние допускается его свободное использование любым лицом без согласия правообладателя и без выплаты авторского вознаграждения (пункт 2 статьи 1282 ГК РФ).

Однако данная норма не может быть включена в ГК РФ, так как противоречит пункту 1 статьи 1282 ГК РФ, а также нормам международного права (пункту 1 статьи 7 Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений; пункту 2 статьи IV Всемирной конвенции об авторском праве), где указано лишь одно основание перехода произведения в общественное достояние: истечение определенного срока действия исключительного права после смерти автора.

Таким образом, предложение разработчиков законопроекта подлежит отклонению. Можно утверждать, что концепция законопроекта разработчиками не продумана, направлена на «демонтаж» сложившейся системы коллективного управления авторскими и смежными правами в нашей стране, его принятие может породить хаос в сфере коллективной реализации авторских и смежных прав, законопроект не соответствует требованиям повышения эффективности деятельности ОКУП и увеличения доходов правообладателей, внутренне противоречив и непоследователен, не соответствует намерениям большинства пользователей и правообладателей, современной практике коллективного управления большинства развитых стран, отдельные положения законопроекта противоречат действующему законодательству РФ и нормам международного права.

По указанным причинам законопроект подлежит отклонению в полном объеме.