Пираты, получите черную метку!

11.10.2010

В конце июля в своем видеоблоге Президент России Дмитрий Медведев поддержал идею создания специализированного суда для защиты прав интеллектуальной собственности. Месяцем ранее к полномочному представителю главы нашего государства в ПФО Григорию Рапоте обратились с письмом два наших замечательных композитора – народные артисты СССР Александра Пахмутова и Андрей Эшпай. Попросили усилить контроль над соблюдением авторских прав, с тревогой констатируя правовой нигилизм, царящий в этой сфере даже среди представителей органов государственной власти и местного самоуправления.

Соблюдение авторского права – это та область, где у нас почему-то особенно медленно наводится порядок. То ли ментальность наша тому виной, то ли особенности лихой новейшей истории, не берусь судить. Ясно одно. Раз гениальная песня «Нежность» композитора Пахмутовой звучит в концерте, на многолюдном празднике или в ресторане, Александра Николаевна должна получить не только моральное удовлетворение от столь широкой популярности и востребованности. Если не так, если правит нецивилизованное отношение к таланту, всех нас подобное как минимум не украшает.
А «не так» случается слишком уж часто. Хотя, казалось бы, еще в советские времена действовало специальное агентство по соблюдению авторского права (ВААП), 17 лет назад принят Закон «Об авторском праве», и тогда же учреждено самими авторами Российское авторское общество (РАО). В общем, не с чистого листа все приходится начинать. Однако вопиющих примеров пиратства на виду и на слуху столько: Мы все еще страшно далеки от эталона по этой части.
С такого сожаления начинается наш разговор с директором Волго-Вятского филиала РАО М. П. КОРОЛЕВЫМ, которого я прошу оценить современный уровень правосознания в хорошо знакомой ему сфере.
– Разумеется, он ниже того, какой хотелось бы иметь. Россия пока не включилась в тот порядок, который налажен в Европе, – констатирует Максим Петрович. – Если ориентироваться, скажем, на доходы авторов, собираемые через общества по коллективному управлению правами, то в нашей стране их суммы ниже, чем даже в небольших Польше и Чехии. Правда, у нас динамика роста таких поступлений за последние пять лет одна из лучших. В 2009 году РАО было собрано авторское вознаграждение в сумме более 2,777 млрд рублей, что на 28,6 процентов больше, чем в 2008-м. Перелом в лучшую сторону наметился на рубеже веков, когда стали упорядочиваться правовая система, деятельность государственных органов да и экономика начала подниматься. РАО, которое по задачам и функциям является преемником Всесоюзного агентства по авторским правам (ВААП), поначалу тоже работало в первую очередь с традиционными пользователями – театрами и концертными организациями. В последнее десятилетие мы начали осваивать новый сектор – так называемый малый бизнес. Ведь не секрет, что в ресторанах и кафе, торговых и фитнес-центрах, где ежедневно публично исполняется огромное количество музыкальных произведений, дела идут лучше, чем у их «молчаливых» конкурентов. Так вот для нас принципиально важно, чтобы, если где-то публично исполняется произведение, авторское вознаграждение за него поступало в РАО, было распределено авторам и выплачено им. В этом мы видим свою миссию: создатель произведения должен получить вознаграждение за свой труд. Это его право, и сегодня мы достигли определенных успехов в защите этого права. Но останавливаться на достигнутом не собираемся. Работы у наших сотрудников прибавляется с каждым днем.
– Хотелось бы понять ее механизм. Как вы «обнаруживаете объект», как следите за ситуацией и чем можете воздействовать? Конечно, если не секрет…
– Никаких секретов. РАО стремится быть максимально прозрачным в своей деятельности. Уверяю вас, ни засад, ни шпионского изменения внешности – все в рамках полномочий общественной организации, зафиксированных в Гражданском кодексе.
Важно отметить, что в 2008 году РАО получило государственную аккредитацию на управление правами в следующих сферах: управление исключительными правами на обнародованные музыкальные произведения (с текстом или без текста) и отрывки музыкально-драматических произведений в отношении их публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции. Осуществление прав композиторов, являющихся авторами музыкальных произведений (с текстом или без текста), использованных в аудиовизуальном произведении, на получение вознаграждения за публичное исполнение или сообщение в эфир или по кабелю такого аудиовизуального произведения.
На практике это осуществляется следующим образом: наши инспектора, представители или агенты обращаются к пользователям лично, по телефону или письмом, предлагая заключить лицензионный договор и разъясняя, зачем это необходимо делать. Ведь часто пользователи недоумевают: раньше их по такому поводу не тревожили, и вдруг они оказываются кому-то что-то должны. Нет, не вдруг. Еще в 1993 году был принят соответствующий всем конвенциям и международным договорам об охране интеллектуальной собственности Закон «Об авторском праве и смежных правах», основные положения которого в 2008 году вошли в четвертую часть ГК РФ. И наш Волго-Вятский филиал, как и РАО в целом, стоит на страже соблюдения законности и прав авторов.
Сегодня нами заключено около 1 200 лицензионных договоров с пользователями. Кстати, не все из них находятся в Нижегородской области, ведь филиал охватывает еще четыре субъекта Федерации. Наша задача состоит в создании такой системы, при которой, если вы публично исполняете произведение, то автоматически платите автору или его наследнику. Стремясь к разумному компромиссу, РАО всегда старается объяснить пользователю необходимость сотрудничества с обществом, которое не может быть принудительным, из-под палки. Мы заинтересованы в том, чтобы пользователи заключали лицензионные договоры до начала использования произведений и в установленные сроки выплачивали авторское вознаграждение. Однако в случаях, когда происходит злостное нарушение прав авторов, в соответствии с взятыми обязательствами вынуждены предпринимать все меры для защиты их интересов. То есть после всех возможных переговоров обращаться в правоохранительные органы, в суд.
– И часто приходится прибегать к таким мерам?
– К сожалению, нередко. Хотя повторюсь, наше кредо – договариваться. Сотрудников РАО в большинстве своем отличает умение общаться, терпеливо вести переговоры, а иногда и психологически чувствовать собеседника. Пользователей мы в первую очередь считаем равноправными партнерами, с которыми надо постараться вступить в конструктивный диалог. И только когда не получается, когда навстречу нам не делают никаких шагов, прибегаем к последнему аргументу. Судебное разбирательство все ставит на свои места.
Так, в качестве последних такого рода примеров можно вспомнить о взыскании компенсации с ресторана «Якитория», пиццерии «Мир пиццы», судебном разбирательстве о публичном исполнении музыкальных произведений в ресторане «Бизон». И, кстати, назначенная судом сумма компенсации за бездоговорное использование произведений может оказаться в десятки раз больше той, что платило бы заведение по договору с РАО. Экономия «уклонистов» на самом деле эфемерна, выгоднее платить легально.
Еще один пример. Волго-Вятский филиал РАО последние три года, можно сказать, уже хронически судится с кинотеатром «Канавинский», при этом всегда выигрывая дела. Руководство этого кинозрелищного предприятия упорно отказывается делать отчисления композиторам, чья музыка звучит в фильмах.
– Позвольте, но разве, приобретая права на демонстрацию кинокартины, прокатчик не оплачивает и это?
– Очень распространенное заблуждение. В России и практически во всех странах Европы узаконен следующий порядок: единственный из всех создателей фильма, имеющий право на дополнительное вознаграждение, – это именно композитор. Наши кинотеатры должны ему в соответствии с Постановлением Правительства РФ № 218 выплачивать 3 процента валового сбора от продажи билетов. И почти все крупные нижегородские кинотеатры имеют соответствующий договор с РАО, причем ставка авторского вознаграждения по таким договорам существенно снижена авторским советом общества.
А возьмем вот какую ситуацию. В Нижнем Новгороде регулярно проходят фестивали самодеятельных исполнителей песен Бориса Мокроусова. Со дня смерти этого популярного композитора 70 лет еще не прошло. Возникает ли некая коллизия по вашей части?
Общее положение таково: на любое публичное исполнение охраняемого произведения требуется согласие автора или его наследников.
– Даже если исполнители – самодеятельные певцы, а фестиваль – акция некоммерческая?
– Да. Теоретически правообладатель может отказаться от авторского вознаграждения: но выяснить это, заранее связаться с ним организаторам фестиваля или концерта надо в обязательном порядке. И еще особо хочу подчеркнуть: никакой исполнитель не является плательщиком авторского вознаграждения- ни профессиональный, ни самодеятельный. Исключительно организатор публичного исполнения обязан своевременно выяснить, является ли репертуар охраняемым, если да, вступить в соответствующие переговоры с организацией по коллективному управлению авторскими правами. Всем устроителям концертов напоминаем о необходимости вовремя регулировать отношения. С любыми сомнениями и вопросами обращайтесь к нам.
– Максим Петрович, а обращение президента авторского совета РАО композитора А. Я. Эшпая и члена авторского совета А. Н. Пахмутовой именно к руководству ПФО связано с тем, что приволжские регионы попали в список неблагополучных?
– Вовсе нет. Это следует рассматривать как попытку начать именно здесь качественно новый диалог с властью, попробовать объединить усилия. Если опыт окажется удачным, его можно будет распространить и на другие округа. А конструктивное взаимодействие с властью необходимо везде. Мы видим, что чиновники всех уровней слабо представляют себе особенности действия современного авторского права. Справедливости ради должен сказать, что, и желая быть законопослушным, чиновник порой не в состоянии этого сделать по банальной причине – отсутствие необходимой строки расхода в бюджете. Вот почему крайне важно обсуждать все это с властями, вместе искать решение проблем. Сейчас мы подготовили целый ряд своих предложений губернатору Нижегородской области Валерию Павлиновичу Шанцеву. В частности, о создании специальной рабочей группы, в которой хотелось бы видеть представителей не только министерства культуры и информации, но и других ведомств – образования, спорта, здравоохранения. Все больше отраслей, где законодательство в сфере авторского права должно заработать в полную силу, где во имя уважения к творческой личности и интеллектуальному труду объединятся интересы авторов и пользователей.
Между тем
12 августа 1993 года авторы и их наследники учредили РАО. В 2009 году количество членов общества достигло 24285 человек.
В авторский совет РАО входят нобелевский лауреат академик Жорес Алферов, композитор и поэт Андрей Макаревич, автор шлягеров Юрий Антонов, писатель, драматург Даниил Гранин и многие другие замечательные творцы.
Список обществ-партнеров РАО за рубежом приближается к семи десяткам. А в России общество имеет одиннадцать филиалов.
Самым корректным по отношению к авторам пользователям совет директоров РАО ежегодно вручает Почетное свидетельство. Среди его обладателей – Государственный академический Малый театр России, ресторанный комплекс из Волгограда «Княгининский дворъ», Казанская телерадиокомпания «Эфир» и другие.
Одной из глобальных проблем мирового сообщества является нелегальное скачивание музыки из Интернета. И если средняя цифра таких операций по планете – 95 процентов, то Россия довела ее до печального лидерства – 99 процентов. РАО пытается найти возможность противостоять и такому беспрецедентному пиратству тоже.

Ирина Мухина
Оригинал статьи опубликован в газете “Нижегородская правда