«Комсомольская правда»: Шедевр сочинить и права защитить

20.10.2015

Зачем нужно членство в Российском авторском обществе?

Заместитель генерального директора РАО, директор Департамента правового обеспечения РАО, заместитель председателя Совета директоров Екатерина Ананьева постаралась максимально четко ответить на этот вопрос, напомнив, что появление РАО в нашей стране практически совпало с новейшим этапом истории.

— В 1993 году в РФ был принят закон об авторском праве и смежных правах, который впервые в нашей стране регламентировал вопросы коллективного управления именно в нормативном акте. И в законе говорилось о том, что управлять правами на коллективной основе могут только организации, которые были созданы непосредственно правообладателями, — говорит Екатерина Ананьева.

И в 1993 же году появляется Российское авторское общество. В первый год существования РАО его членами являлись только 1,5 тысячи авторов, а сейчас — более 26 тысяч. Однако параллельно с объединением солидного числа правообладателей стали появляться фирмы а-ля «Рога и копыта», в чьих карманах оседали собранные за использование чужих произведений деньги. Разумеется, до правообладателей эти средства не доходили. Это стало возможным из-за лазейки в законе, содержавшем норму: организации по коллективному управлению могут представлять интересы неопределенного круга авторов.

— Наиболее острой эта ситуация стала тогда, когда начал развиваться интернет, — отмечает замдиректора РАО. — Те, кто постарше, помнят, что была такая скандальная ситуация с обществом РОМС, и был сайт Allofmp3, который использовал произведения мирового репертуара, а общество РОМС выдавало разрешения на использование произведений всех авторов, собирало деньги, неизвестно куда их перечисляло. Эта ситуация была настолько вопиющая, что даже обсуждалась на высоком международном уровне.

В результате встал вопрос — что делать с так называемой расширенной лицензией, то есть с правом организаций по управлению правами на коллективной основе выдавать разрешения от имени неопределенного круга лиц? — Законодатель внес норму о том, что организаций по коллективному управлению может существовать бесконечное количество, но государство может выдавать государственную аккредитацию определенной организации, которая проходит определенный этап аккредитации, которым государство доверяет. И только эта одна организация может выдавать разрешения от имени неопределенного круга лиц, — пояснила Екатерина Ананьева.

РАО подало заявление, прошло конкурс и впервые в истории России получило государственную аккредитацию на право управлять правами авторов при публичном исполнении музыкальных произведений, а также при осуществлении прав авторов музыкальных произведений, использованных в аудиовизуальных произведениях, на получение вознаграждения за публичное исполнение или сообщение в эфир такого произведения.

При этом никто не обязан вступать в РАО в обязательном порядке. Государственная аккредитация позволяет организации представлять интересы всех авторов, за исключением тех, которые исключили свои произведения из репертуара РАО. Соответственно, если какой-то из правообладателей не хочет, чтобы его права представляло РАО, он может подать соответствующее заявление, эта информация появляется на сайте РАО, и организация, которая захочет использовать конкретные произведения, должен будет обращаться непосредственно к правообладателю.

Авторские права должно защищать профессиональное сообщество

Композитор и продюсер Андрей Литягин считает, что многие правообладатели вообще не до конца понимают, каким образом оперировать своими правами. — Существует какая-то повальная мания по поводу РАО: для того чтобы отстаивать свои права, надо репертуар из РАО изъять. На самом деле люди неграмотные, они не понимают, что в 2012 году было постановление Верховного суда, закон о наследовании, который говорит о том, что для того чтобы вам кому-то запрещать использовать результат вашего творчества, вам не нужно для этого выводить из РАО репертуар. У вас такое право появилось. Если вы не хотите, чтобы ваше произведение использовалось, вы можете запретить напрямую, — объяснил Андрей Литягин.

Кроме того, по его мнению, многие критики работы РАО не имеют на то оснований, это «так называемая плеяда недовольных, люди, которые уже давно свои права продали крупным музыкальным издательствам, но хотят еще откуда-нибудь получить денег».

По мнению композитора, нарушения в области авторских прав нужно решать профессиональным сообществом.

— У нас серьезный пробел в законодательстве — нам говорят: вы сами должны судиться или договариваться с людьми, которые на ваши произведения клеят сверху рекламу, — рассказал он и поделился комичной историей о том, как в зале суда ему предложили сыграть на гитаре, чтобы он как композитор подтвердил свои профессиональные навыки. Именно в таких случаях особенно важна роль организации, занимающейся защитой авторских прав.

В обсуждении принял участие театральный художник, заслуженный деятель искусств Виктор Адольфович Вольский.

— Я уже много лет в авторском совете (РАО). Собственно, я пошел в него, потому что не очень понимал систему: как начисляются деньги, почему столько много недовольных. Я сам был недоволен, я не понимал, почему за мои спектакли не приходят деньги. Мне хотелось разобраться в этом вопросе. И, поступив в РАО, в авторский совет, помимо того что там замечательные люди смежных областей — и композиторы, и художники, и поэты, просто радостно на этом авторском совете находиться. Потому что можно поговорить, посмотреть в глаза друг другу, понять общие проблемы, — поделился он своими впечатлениями.

Он тоже сказал о том, что недовольных всегда много.

— Но можно проверить свои отчисления. Есть лист, который авторское общество при желании может выдавать каждый месяц, — ваши поступления за спектакли, за ваши работы. Вы можете ориентироваться, какой театр вам прислал, какой нет. Если происходят какие-то недоразумения и сложности, у нас есть замечательный юрист, к которому я не раз обращался по поводу сложностей у наших художников, и всегда эти вопросы решаются, всегда есть помощь, действительно настоящая помощь. Какие вопросы мы только не поднимали, всегда найдется нужный подход, нужный совет. Мне очень нравится сегодняшняя обстановка в РАО, честно говоря, — рассказал художник.

Главное — эффективность

Народный артист России Олег Борисович Иванов рассказал о временах ВААП, преемником которого стало РАО.

— Российское авторское общество получило колоссально отстроенную систему — систему контроля над концертными площадками, ресторанной индустрией. Тем не менее, когда РАО начало работать, общий сбор в год был, если не ошибаюсь, около 300 млн. рублей. Сейчас эта цифра гораздо больше, она исчисляется миллиардами (4,6 млрд. рублей. — Ред.). Сейчас РАО работает над тем, чтобы, грубо говоря, были охвачены кафе, парикмахерские, развлекательные, торговые центры и т. д. Везде, где звучит музыка.

Есть, конечно, проблемы, и их очень много, здесь уже об этом говорилось, — рассказал Олег Иванов.

Композитор вспоминает, что и в советское время было очень много недовольных работой ВААПа. Композиторы академического жанра обижались, когда узнавали, какие авторские получали композиторы-эстрадники, песенники. Они писали петиции, письма с требованием уменьшить проценты сбора и распределения гонораров эстрадных и песенных композиторов.

— Но я хотел бы сказать о том, что РАО является одной из самых динамично развивающихся организаций в нашей стране по всем жанрам. Тот колоссальный рост сбора авторских, который РАО демонстрирует, это в какой-то степени беспрецедентно по отношению к другим компаниям в различных отраслях, — подчеркнул Олег Иванов.

Экономист Никита Кричевский, отвечая на вопрос журналиста о возможности появления аналогов РАО, отметил, что сторонникам появления нескольких общественных организаций стоит понимать, что главное — эффективность.

— Общественных организаций такого толка может быть множество. Вопрос в эффективности, в продуктивности их работы, в результативности их действий во благо авторов, — отметил Никита Кричевский. — Примером может служить Академия наук. Она пережила царский период, советский период, она переживает всех, потому что она существует более 300 лет. У РАО такая же история. Можно создать другую организацию, но будет ли она эффективной, кто вложит в нее интеллектуальный труд, материальные ресурсы и, главное, ради чего это нужно делать? Не проще ли сообща, и бюрократам, и профессионалам, прийти к общему мнению, как должно реорганизовываться РАО?

Еще один участник «круглого стола» продюсер Иосиф Пригожин отметил успешную совместную работу с РАО и поделился новостью.

— Сейчас мы участвуем еще в одной программе, готовим структуру, которая называется СРО (саморегулируемая организация), для того чтобы регулировать в том числе организаторов, которые занимаются концертной деятельностью. Для того чтобы мы могли гармонично в том числе работать в коалиции с РАО, — рассказал он. — Там достаточно приличная группа людей, которые представлены на рынке. Это и safe_entertainment, и компания «Арс», и компания Финкельштейна… это и Александр Достман. И мы пытаемся сейчас предложить государству создать это саморегулируемую организацию в концертной деятельности, для того чтобы навести порядок и для того, чтобы игроки на рынки были понятны. Например, РАО для нас понятная организация. А вот что происходит на рынке концертной деятельности, даже для РАО непонятно, а не только государству, например. Очень много мошенников, которые сегодня объявляют концерт, вешают афиши, продают билеты, уходят с деньгами…

Пригожин считает необходимым вместе провести большую конференцию на эту тему, чтобы «наконец-то консолидироваться, быть вместе, выйти с предложением на президента, на Государственную Думу, выйти на уровень правоохранительных органов, договориться, как работать и взаимодействовать по исполнению всех тех законов, которые существуют, но не работают».

Закон для интернета

Отдельной темой обсуждения на «круглом столе» стало несоблюдение авторских прав в интернете. По мнению композитора, члена РАО Владимира Леонардовича Матецкого, «вопрос охраны прав в интернете сегодня является самым острым и эмоционально болезненным в нашей стране да и во всем мире».

— Сделать идеальную систему охраны авторских прав в нашей стране очень трудно и по объективным, и по субъективным причинам, но организация, которая сегодня является флагманом в этой области, старается это делать, натыкаясь на всякие препятствия, непонимание. Понятно, что людям хочется все получать бесплатно, великое слово «халява» по-прежнему существует, — считает Матецкий.

Андрей Литягин при этом напомнил собравшимся, что следует отделить функции, которыми занимается РАО, от тех, которые относятся к другим ведомствам.

— Многие апеллируют к РАО, к организации, которая в принципе занимается сборами за публичные исполнения (телевидение, радио) в пользу авторов. Многие не понимают, что на самом деле за исполнительские права собирает вовсе не РАО, а совершенно другие организации. Поэтому требовать от РАО, чтобы оно взяло на себя функции в том числе и поддержки исполнителей, которые авторами не являются, не совсем корректно, — считает продюсер. — Вообще многие думают, что за все должно расплачиваться РАО, хотя совершенно другие организации собирают за тот же самый интернет, за использование фонограмм. И апеллировать надо к ним.

Отчисления на благое дело

Композитор Олег Иванов обратил внимание еще на одну не менее важную сферу деятельности РАО.

— Мы каждый раз, когда собираемся на Авторском совете… разбираем заявления от авторов, которые просят выделить им средства на операцию, на лекарства, на какое-то лечение, и так далее, — отметил он. Благотворительная деятельность играет большую роль в работе РАО. Какими должны быть направления этой деятельности, решается коллегиально. — Решения принимаются исключительно правообладателями, — рассказала Екатерина Ананьева, — Эти решения принимаем не мы — аппарат, который нанят на работу авторами. Это принимается исключительно правообладателями, как в рамках Авторского совета РАО, так и в рамках Фонда национальной поддержки правообладателей. Все решения принимаются исключительно в интересах правообладателей и руками самих правообладателей. Основными благотворительными направлениями РАО были и остаются поддержка пожилых авторов, поддержка молодых авторов, музыкальных и кинофестивалей, «то есть все те сферы, которые, к сожалению, государство не всегда может поддержать», добавила Екатерина Ананьева. Она привела пример: «фестиваль «Московская осень» — там же 30 дней концерты бесплатные. Это очень важно, так как сейчас билеты на концерт не такие дешевые. Когда есть возможность людям прийти послушать любимую музыку бесплатно — это дорогого стоит, не в смысле денег, а того, что мы можем получить удовольствие». РАО также поддерживает проведение таких международных музыкальных фестивалей, как «Санкт-Петербургская музыкальная весна», «Московский международный джазовый фестиваль», фестиваль камерного исполнительства «Серебряная лира», Всероссийский фестиваль симфонической музыки «Имена России», фестиваль-концерт «Сергей Рахманинов — Гала» и другие.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

За последние пять лет сборы авторских вознаграждений увеличились в два раза и в 2014 году составили 4,6 млрд. руб.

В 2013 году отчисления составили 1 млрд. руб. из общих сборов — 4,3 млрд. руб., а в 2014-м сборы выросли до 4,6 млрд, но из них обществу было выделено 856 млн. руб.

Однако, по данным ВЦИОМа, больше половины пользователей интернета не платят за использование музыки и за скачивание фильмов.

Оригинал статьи 

Материалы по теме:

«Россия 24»

«ТВ Центр»