123

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Выпуск 8/2016

 

Сентябрь 2016 г.

Осень

 

 

 

Внутриведомственное некоммерческое издание РАО

 

 

Защищено авторским правом

 

Использование текстов произведений, приведенных в бюллетене,

допускается исключительно с согласия авторов

или иных обладателей прав на такие произведения

 

Бюллетень «Авторы и пьесы» выпускается секцией драматургов при Авторском совете РАО с целью содействия театрам в ознакомлении с пьесами.

Решением Авторского совета настоящий бюллетень издается еже­квартально и направляется во все театры России.

Если ваше внимание привлекла одна из пьес, представленных в бюлле­тене, и вы выбрали ее для постановки в своем театре, вам следует обра­титься в РАО по почтовому или электронному адресу, к нашему предста­вителю на месте либо позвонить в Москву по телефону (495) 697-56-27, чтобы получить информацию об условиях автора (правообладателя).

Редактор бюллетеня – Евгения Михайловна РЕМИЗОВА.

 

 

 

Члены секции драматургов при Авторском совете РАО

 

БАРТЕНЕВ Михаил Михайлович, драматург

БЕГУНОВ Валерий Карлович, главный редактор журнала «Мир детского театра»

БЕЛЕЦКИЙ Родион Андреевич, зав. отделом драматургии журнала «Современная драматургия»

БЕЛОВ Сергей Николаевич, драматург

ДРАГУНСКАЯ Ксения Викторовна, драматург

ЗИНЧУК Андрей Михайлович, драматург

КОЛОСОВА Галина Григорьевна, переводчик

ЛИТВИН Михаил Анатольевич, переводчик

ОЛЬШАНСКИЙ Виктор Иосифович, драматург

ПОПОВ Владимир Сергеевич, драматург

РЯПОЛОВА Валентина Александровна, переводчик

 

Председатель секции ПТУШКИНА Надежда Михайловна

СОДЕРЖАНИЕ

УТОПОЛЬ

Татьяна БОРИНЕВИЧ (Эклога), Дмитрий С. БОЧАРОВ........................................................ 5

АМАЗОНКА и ИМПЕРАТОР

Валерий ВЕЛАРИЙ ........................................................................................................................... 11

КУРОРТНАЯ ИСТОРИЯ

Александр КАНЕВСКИЙ ................................................................................................................. 20

ДЕД МОРОЗ В ХОЛОДИЛЬНИКЕ

Эдуард УСПЕНСКИЙ, Александр КАНЕВСКИЙ ...................................................................... 27

РУСАЛОЧЬЯ БАЛКА

Александр ПОНОМАРЁВ ................................................................................................................ 35

БИРБАЛИАДА ИЛИ КОЛОКОЛ ПРАВДЫ

Надежда ПТУШКИНА ...................................................................................................................... 38

РЕПЕТИЦИИ В МОНАСТЫРЕ

Лев ТИМОФЕЕВ .................................................................................................................................. 43

Памятка для авторов ...................................................................................................................... 49 

 

 

УТОПОЛЬ

Татьяна БОРИНЕВИЧ (Эклога)

Дмитрий С. БОЧАРОВ

Сказка для взрослых, в двух действиях

Роли: женские: 8; мужские: 10; массовка: есть

Утополь – удивительный город, где-то на полпути к раю. Жители его не знают плохих эмоций, расположенность их друг к другу – восхитительна. До тех пор, пока откуда-то не приходит чужак. Полный жизненной силы, он, в то же время – груб и… обаятелен в своей циничной харизме. Брутальность пришельца заставляет обитателей города пересмотреть свои взгляды на жизнь, попробовать себя в новой ценностной системе координат. Традиционно-привычное – кажется невыносимо скучным. Перестройка устоев рушит мозги. Весь устойчивый мир летит в тартарары. Единственный выход – убить чужака. Но это означает переступить через непререкаемое табу. Можно, конечно… объявить всё случившееся сном. Но как избавиться от опасных воспоминаний?

Вступление

На авансцену, перед закрытым занавесом, выходит Мёбиус. Мёбиус одет, как типичный учёный – в тяжёлую, отделанную бархатом, мантию с золотой тесьмой, бархатную конфедератку с золотой кистью. В руке – свёрнутый папирус. Задумавшись о чём-то своём, он останавливается, разворачивает папирус, что-то пишет в нём. Пишет долго, не обращая внимания на зрителей – зачёркивая, дописывая, снова зачёркивая. Наконец, прекратив истязание чистого листа, сворачивает свиток. Смотрит в зал.

МЁБИУС. Утополь – название нашего города. Очень милый город. Нет высоких изгородей. Всюду растут тополя. Полгода весна, полгода – бабье лето. Бабье лето отличается тем, что природа тихо и достойно умирает, а весной – тихо и достойно возрождается. Никаких революций, никаких острых синусоид, хотя… синусит иногда настигает жителей, на вроде вялотекущей шизофрении. Город возник около тополя – когда и как, никто уже не помнит, но легенды сохранились. Тополь – священное дерево, вокруг которого построена вся мифология существования. Это – и платья невест из тополиного пуха, и набитые им же подушки для верных супругов, и имитатор снега на Рождество. И… строжайший запрет на поджигание пуха. Нарушители караются строго. Но нарушители, как и вообще преступники столь редки, а преступления их так ничтожны, что порой даже непонятно – в чём же они, собственно, провинились? Лёгкие детские шалости – максимум, на что способны местные хулиганы. Вообще же, всё настолько близко к идеалу, что больше напоминает утопию – уж больно приятно в городе. Люди приветливые, не шумные, до карамельности доброжелательные. Предел возможных переживаний – сентиментальная слезинка или еле заметная улыбка. Выйдя на этот пик эмоций, горожанин испуганно озирается, прикрыв рот ладонью, и срочно уходит вежливой походкой. Велосипеды есть только у Амбрэ Овича. В остальном же… у всех есть всё, что есть у других. И только счастье и горе – редкость, поскольку считаются высшей наградой или жесточайшим наказанием, которые может присудить ТОЛЬКО суд ПриЧАСных, состоящий из двенадцати достойнейших горожан. (вернувшись к действительности)

…Но что-то я заболтался. Пора идти на площадь!

Действие первое

Первая сцена

Центральная площадь Утополя заполнена народом. В глубине её возвышается помост, с которого оглашают указы и прочую важную информацию. На помосте торжественно возвышается мэр - Томас Моров. На нём пыжиковая шапка. На правой руке его надето неимоверное количество наручных часов. Из карманов камзола на цепочках свисают многочисленные карманные часы.

1-Й ГОРОЖАНИН. Ну и что им надо?

2-Й ГОРОЖАНИН. Да ничего им, собственно, не надо – так… красуются.

1-Я ГОРОЖАНКА. Просто вы завидуете. Ещё бы – не каждому придёт в голову, что можно через улицу старушку перевести.

1-Й ГОРОЖАНИН. Я сам видел, как старушка отбивалась – ей нужно было совсем в другую сторону.

2-Я ГОРОЖАНКА. Какая разница, в какую сторону? Главное, что дело-то ведь хорошее. Нужное. Сейчас – не в ту сторону, потом – всё наладится.

2-Й ГОРОЖАНИН. Много их, желающих счастья отхватить… На всех не напасёшься.

2-Я ГОРОЖАНКА. Вам никто и не предлагает. Ишь, какой шустрый… Счастье заслужить нужно!

1-Й ГОРОЖАНИН. А мне однажды две с половиной минуты счастья присудили. И знаете, за что? Я в выходной день морковку со своего огорода выдёргивал и кроликов соседских кормил.

1-Я ГОРОЖАНКА. Да не может быть! Врёте вы всё!

1-Й ГОРОЖАНИН. А глаза у них такие красные-красные. Как клюква.

2-Й ГОРОЖАНИН. И какое оно – это… счастье?

1-Й ГОРОЖАНИН. Не описать словами. Но на всю жизнь память.

2-Я ГОРОЖАНКА. Тише! Тише! Идут.

На помост, в сопровождении поводырей, выходят двенадцать ПриЧАСных, с повязками на глазах. В руке у каждого из них аптекарские весы.

МОРОВ. Эти достойные граждане нашего славного города готовы выслушать мой мудрый вердикт! И взвесить на весах справедливости – прав я или нет. Знаком согласия являются поднятые вверх весы. Опущенные вниз – знак отрицания.

Звучит барабанная дробь. ПриЧАСные дружно, как по команде поднимают вверх руки с весами.

2-Й ГОРОЖАНИН (как бы себе под нос) Интересно бы поглядеть, как выглядят весы, опущенные вниз…

2-Я ГОРОЖАНКА. Подозрительные, однако, у вас фантазии, любезный.

МОРОВ. (громко и очень торжественно) Общим решением суда ПриЧАСных, приятнейшему во всех отношениях сыну нашего города, Тимуру Коммандос, присуждаются десять минут и сорок пять секунд полнейшего, ничем не омрачённого счастья. Подойди сюда, милый мальчик!

На помост радостно взбегает Тимур Коммандос. Он одет в короткие шортики, рубашку цвета хаки и красный галстук-бабочку.

МОРОВ. (отечески потрепав героя по загривку) Молодец! И впредь старушек через улицу переводи – и будет тебе счастье. Итак… (выдержав многозначительную паузу) …твоё время пошло!!

Тимур Коммандос срывается с места, словно бы моментально сойдя с ума.

ТИМУР. Я богат!! Я счастлив!! Я богат!! Я счастлив!! Я богат!! (под аплодисменты горожан, убегает со сцены)

МОРОВ. А теперь о грустном. Есть среди нас человек, которого мы считали братом. А оказалось, что он и не человек вовсе. А… впрочем, пусть сам расскажет про себя.

На помост поднимается Вуайар Сучански. Он убит стыдом… настолько, насколько позволяют приличия.

СУЧАНСКИ. Я… подглядывал за соседкой, когда та раздевалась перед сном. Она сама виновата – почему не задёргивала шторы?

МОРОВ. Сильно раздевалась?

СУЧАНСКИ. Совсем раздевалась. Догола.

2-Я ГОРОЖАНКА. Подробности! Требуем подробностей!

СУЧАНСКИ. Я же не виноват, что у меня хорошее зрение…

Площадь оглашается криками «Позор!», «Ужас!», «Осудить!», «Как бешеную собаку!»

МОРОВ. Прошу суд ПриЧАСных высказать своё мнение.

Барабанная дробь. Руки с весами дружно взлетают вверх.

МОРОВ. Общим решением суда ПриЧАСных, пренеприятнейшему во всех отношениях сыну нашего города Вуайару Сучански присуждается двадцать минут и тринадцать секунд безутешного, беспримерного горя! Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

СУЧАНСКИ (рвёт на себе рубашку, волосы и всё, что только можно рвать. Отчаянно вопит) Вот горе-то! Вот горе!! Простите меня! Простите! Вот горе!!! (продолжая отчаянно причитать, уходит со сцены) Горе мне!! Горе!! Я в отчаянии!! О, ужас!!!

МОРОВ. Благодарю суд ПриЧАСных за выполнение гражданского долга! Все свободны.

ПриЧАСные снимают повязки с глаз и, оживлённо обсуждая произошедшее, вливаются в толпу уходящих со сцены горожан. Мэр, не сходя с помоста, провожает их величественным отеческим взглядом.

1-Я ГОРОЖАНКА. Может, вам и горе тоже присуждали?

1-Й ГОРОЖАНИН. Увы… я ведь, в конце концов, съел того кролика. А глаза у него были такие красные-красные. Как клюква.

2-Й ГОРОЖАНИН. А шкурку куда дели?

1-Й ГОРОЖАНИН. Из неё я сделал пыжиковую шапку для Томаса Морова. Потому – прощён. И нахожусь сейчас здесь, с вами.

2-Я ГОРОЖАНКА. А я-то всё никак не пойму, зачем наш мэр пыжиковую шапку в такую жару носит? Так-то, оно всё правильно. Подарок – дело святое!

На пустеющую площадь вбегают Апрелия и Октябрина.

АПРЕЛИЯ. Папочка, я опоздала! А так хотелось посмотреть на счастливого человека!

МОРОВ. (величественно спускаясь с помоста) Дай Бог, дочка, и ты когда-нибудь заслужишь свои пятнадцать минут счастья.

АПРЕЛИЯ. Папа, ну как он себя вёл? Что он делал? Он очень радовался? Очень-очень?!

ОКТЯБРИНА. Поржал, небось, немного. Все они ржут. Лично мне такое счастье – неинтересно.

АПРЕЛИЯ. Как ты можешь? Ты даже ему ни сколечко не завидуешь? Как бы мне хотелось оказаться на месте этого глупого Тимура… Чтобы папа громко объявил моё имя, а все смотрели бы на меня, широко открыв глаза, а я бы сделала вид, что не замечаю, как они мне все завидуют, а потом бы… а потом…

ОКТЯБРИНА. Апрелия, неужели твой папа не может тебя осчастливить как-нибудь иначе? Хотя бы… на день рождения несколько минут подарить, что ли?

АПРЕЛИЯ. Ну как ты не понимаешь, счастье, подаренное втайне – это не то. Настоящее счастье должно быть прилюдным – чтобы все видели. Чтобы потом вспоминали многие годы. Чтобы, когда я стану старой, все показывали на меня пальцем и говорили: «Это та самая Апрелия, которая получила пятнадцать минут счастья» А я буду скромно опускать глаза и делать вид, что у меня плохо со слухом.

ОКТЯБРИНА. Смотрю я на тебя – какая же ты прелестница… Ты никогда не станешь старой.

МОРОВ. Дочь моя, ты страдаешь дичайшей гордыней. Прилюдное счастье – для плебеев.

ОКТЯБРИНА. Точно-точно! Для настоящей знати счастье должно быть естественным состоянием. Иначе, как они смогут делиться им с людьми? Ведь правда же, дядя Томас?

В глубине сцены появляется Амбрэ Ович, ставящий велосипед к стене. Установив велосипед, ничем не проявляя себя, стоит молча, никем не замеченный.

МОРОВ. Если бы тут сейчас рядом кто-то был, я бы тебя отругал. Ох, как бы сильно отругал! Но… мы, слава Богу, одни. Молодец, девочка! А ты, доченька, прислушалась бы к подруге – всё она правильно понимает.

ОКТЯБРИНА (Апрелии). Вот твой Амбрэ Ович – действительно счастливый человек. У него много денег. Ах, как я бы хотела такого счастья!

АПРЕЛИЯ. Счастье, купленное за большие деньги – дешёвое счастье.

МОРОВ. Купленное… не купленное – какая разница? Главное, что СЧАСТЬЕ!

АМБРЭ (который всё это время внимательно прислушивался к разговору). Счастье – это когда имеешь возможность делать счастливыми других… не бесплатно. И только так. Чем дороже обходится счастье, тем оно больше ценится. Дёшево и сердито – это для плебеев. Дешёвое не бывает дорогим. Ведь ты же не настолько глуп, друг мой, чтобы отказываться от денег?

МОРОВ. Ну какие деньги? Так… лёгкие подарочки от благодарных горожан. А славно было бы…

 

АМБРЭ. Что?

МОРОВ. Жаль, что горе никто не хочет покупать.

АМБРЭ. Надо же, словно бы мысли читаешь. Я бы… вот… купил у тебя горе.

МОРОВ. Зачем?!

АМБРЭ. Мне есть, кому его подарить.

АПРЕЛИЯ. Боже! Какие страшные вещи вы говорите! Подарить? Горе?!

АМБРЭ. Девочка моя, не познавший горя, не сможет по-настоящему оценить счастье. Вот ты, к примеру, любишь свою кошечку-трёхцветку?

ОКТЯБРИНА. Ту, что вы ей подарили на помолвку? Да она её просто обожает. Ведь правда же, Апрелька? Видели бы Вы, Амбрэ, как они трогательно спят вместе, прижавшись друг к другу…

АМБРЭ. А теперь представь, Апрелия, что твою кошечку украли. Да-да. Навсегда. Разве тебе не захочется получить в дар несколько минут горя, чтобы вдоволь поплакать над потерей?

АПРЕЛИЯ. Украли?!

АМБРЭ. А потом кошечка вдруг найдётся. Вот тут-то счастье и получит свою высшую оценку!

АПРЕЛИЯ. Ах, какой вы… циничный! Я вас боюсь. Пойдём, Октябринка, проверим – на месте ли моя кися? (убегает вместе с Октябриной)

МОРОВ. Кися… как это трогательно, как это по-детски. Ты, вообще-то… учитывай, что твоя крестница – ещё почти девочка.

АМБРЭ. Да, ты прав, крестница – почти девочка. Зато моя невеста Апрелия – уже почти взрослая женщина. И ей пора привыкать к взрослым разговорам.

МОРОВ. Невеста. До чего же быстро взрослеют дети… как это горько…

АМБРЭ. А вот про горе, я, кстати, вполне серьёзно. Как насчёт того, чтобы продать мне целые сутки отборных страданий по оптовой цене?

МОРОВ. Сутки?! Это… шутка такая?

АМБРЭ. Я похож на шутника?

МОРОВ. Вообще-то… разве что… ну… если только чисто теоретически? Пойдём-ка, выпьем пивка, да и поговорим о горе… нам на радость.

Амбрэ Ович и Томас Моров уходят, оживлённо обсуждая возможную сделку. Из-за кулис навстречу друг другу выбегают Тристан и Джульетта.

ТРИСТАН. Наконец-то мы одни, милая моя Джульетта! В этом городе просто невозможно остаться с тобой вдвоём – всюду любопытные глаза и огромные уши.

ДЖУЛЬЕТТА. Ты так боишься своего папочку?

ТРИСТАН. У меня нет папочки. У меня есть мэр, удостоивший меня высокого счастья быть моим отцом. (Пародируя Морова) Помни, сын, что мера ответственности, возложенная на тебя, заставляет тебя всегда помнить об этом! (раздражённо) Тьфу!!

ДЖУЛЬЕТТА (смеётся). А, по-моему, твой папочка такой славный! Добрый-предобрый. Погляди, как он заботится о твоей сестричке. И с тобой он вовсе не строгий – просто ему приходится думать о тебе, как о преемнике.

ТРИСТАН. Я не хочу быть мэром. Я вообще никем не хочу быть! Я хочу быть с тобой.

ДЖУЛЬЕТТА. А ты и так со мной. Разве нет? (мечтательно) Тристан и Джульетта… почти как у Шекспира!

ТРИСТАН. Ты не понимаешь… я хочу быть с тобой всегда. Не разлучаясь. Всю жизнь. И в горе, и в радости…

ДЖУЛЬЕТТА. Ой! Кто-то идёт… Бежим отсюда!! (хватает за руку Тристана и исчезает с ним за кулисами)

На площадь выходит Чужак.

ЧУЖАК (удивлённо рассматривая карту в руках) Что за хрень? На карте – только лес и болото. А под ногами обозначен родник… Как же пить хочется! (увидев спешащего куда-то Леонардо Винтова) Эй, чел!

ЛЕОНАРДО (удивлённо останавливаясь) Это вы мне?

ЧУЖАК. Тебе, тебе – кому же ещё? Что-то я не вштыриваю – куда меня мотануло?

ЛЕОНАРДО. Вш…ш…тыриваю? Вы изобретатель? Господи, наконец-то я нашёл родственную душу!

Вы знаете, я использую в своём последнем чудо-двигателе именно чугунные штыри!

ЧУЖАК. Башка у меня чугунная, а ты мне про штыри телегу гонишь. Пить хочу!

ЛЕОНАРДО. Я вам сейчас принесу, если вы, конечно, согласитесь со мной поговорить. Вам воды? Морса?

ЧУЖАК (сипло) А пива можешь принести?

ЛЕОНАРДО. Могу… только, боюсь, у меня денег не хватит…

ЧУЖАК. Неси, что сможешь – слышишь, язык во рту шуршит?

ЛЕОНАРДО. Уже бегу! (исчезает)

ЧУЖАК. Что за чмо? Надеюсь, не отравит… (заметив появившуюся Апрелию) У-у-у, какой цветик! Разрешите взять вас на абордаж!

АПРЕЛИЯ. Как вы смеете?

ЧУЖАК. Слушай анекдот, красавица. Останавливает мент чувака. Тот вылезает из-за баранки и говорит: «Как же вы достали, торговцы полосатыми палками!» (громко раскатисто хохочет)

АПРЕЛИЯ. Кто вы? Когда и за что вас наградил мой папа?

ЧУЖАК. А кто у нас папа?

ЛЕОНАРДО (появившийся с запотевшей пивной бутылкой) Это же Апрелия! Дочка нашего достославного мэра!

АПРЕЛИЯ. Вы что, меня не знаете?

ЧУЖАК (звучно отпив пива) Да откуда? Ты, зайка, мне просто нравишься.

АПРЕЛИЯ. Зайка? У меня разве такие длинные уши?

Чужак самодовольно ржёт.

ЛЕОНАРДО. Разрешите представиться. Леонардо Винтов.

ЧУЖАК. Вован. (протягивая руку для рукопожатия) Держи краба! За пиво спасибо! У вас тут все девушки такие? (пожимает руку Винтову, в результате чего тот взвивается от боли) Ночевать к себе пустишь?

ЛЕОНАРДО (обрадовано). Конечно же!

ЧУЖАК. Ну, так пошли. Цыпа, а с тобой мы ещё пересечёмся. Бывай! (уходят)

АПРЕЛИЯ. Как он меня назвал? Цыпа?!

Конец первой сцены

 

АМАЗОНКА и ИМПЕРАТОР

Валерий ВЕЛАРИЙ

Баллада о героической и одинокой душе.

Семь ролей: три женских, четыре мужских (но можно сыграть пятью актерами).

Эта история - о том, как молодая женщина ищет свое место в сложном мире, добиваясь права на то, чтобы следовать своему призванию и избранному пути. Героиня, подобно многим современным деловым женщинам, преодолевает пустые запреты, предубеждения и штампы общественного мнения. Она стремится реализовать себя свободно, по своему дару, не подчиняясь унижающим ограничениям бытовых и житейских условностей – и принимает на себя ответственность за все последствия своих поступков и решений.

Это – документальная драма, на основе архивных документов, о реальной судьбе первой русской женщины-офицера Надежды Андреевны Дуровой. А. С. Пушкин назвал ее «кавалерист-девицей». Она поддерживала эту версию юношеского побега из дому - в своих «Записках»; в них она убавила себе возраст и многое «подправила» в своей истории. И сделала это, выполняя уговор со своим покровителем и благодетелем императором Александром Первым. В пьесе и рассказано о том, как и что было на самом деле – и в ее жизни, и на двух аудиенциях у российского императора.

Двадцати семилетняя Надежда Дурова – дочь боевого офицера, жена и мать, решилась бежать от постылого, пьющего мужа-чиновника, умчалась в ночь на любимом коне Алкиде и присоединилась к казачьей части, выдав себя за юношу, стремящегося надеть военный мундир. Затем поступила товарищем рядового в Конно- польский уланский полк и трудолюбивой учебой, а потом отважным участием в боевых кампаниях снискала себе уважением товарищей и начальников. Не желая обманывать любимого отца, Надежда написала ему обо всем. Отец обратился к государю с прошением учинить розыск беглой дочери.

История этого почти детективного розыска, двух встреч с императором, в итоге чего Надежда Дурова из унтера Соколова превратилась в корнета Александрова и обрела новую жизнь и желанную свободу, - фабульная канва сюжета.

А его структура – рефренная, романсовая: пожилая Дурова как бы вспоминает свою судьбу, встречаясь в этих воспоминания с собой, юной. Но внутри этих воспоминания молодая Дурова вспоминает о том, как стала тем, кем стала.

Она прожила долгую жизнь (83 года!), воспитала сына; встречалась с многими знаменитостями, включая А. Пушкина (опубликовавшего ее «Записки») – и сама издавала книги своей прозы и мемуаров; почти до шестидесяти лет ездила верхом и переплывала Каму у Елабуги; помогала, живя в Елабуге, отцу художника Шишкина в его археологических и этнографических розысках; но, бесспорно, вершиной ее судьбы были 10 лет, отданные боевым походам и службе в рядах Российской армии. Выросшая в казармах, в походах, лагерях и на бивуаках, она мыслила себя только воином, стремилась служить в армии. Не просто «прятала» там себя, как беглянку – но хотела всю жизнь посвятить воинской службе. Потому мужской наряд стал ее обликом на всю жизнь – он был принадлежностью того мира и того образа работы, какой она избрала по душевному влечению, по призванию. Но при этом не утратила в себе ничего женского, не превратилась в «деланного мужчину».

* * *

Запев

1.

В полумраке движутся тени и силуэты. Пробивается луч света. Звучат голоса.

Голос пожилой ДУРОВОЙ: Я есть я. И я это не я. Чудом однажды я возник ниоткуда.

Голос ДУРОВОЙ: О, как я мечтал стать, кем стал! Позвольте представиться…

Выходит пожилая ДУРОВА. Длинный сюртук, широкие брюки со штрипками; короткие романтические кудри. На груди слева знак ордена Св. Георгия.

Пожилая ДУРОВА: Волею… или прихотью!.. императора Александра Первого я, Александр Александров, прошел сквозь недоверие и зависть. Меж пуль и интриг. Поддержанный любовью и уважением товарищей и начальников, их благородством и великодушием! Я оглядываю свой путь и не могу постичь тайну: почему судьба была на моей стороне?

Выходит Дурова в гусарском мундире, встает плечом к плечу с пожилой Дуровой.

ДУРОВА: Честь имею представиться: корнет Мариупольского гусарского полка Александр Александрович Александров! Мне двадцать четыре года. Я возник ниоткуда…

Пожилая ДУРОВА: А в отставку вышел штаб-ротмистром Литовского уланского полка.

ГОЛОС ОТЦА ДУРОВОЙ: Неуместно, что дочь заслуженного отставного офицера, коллежского советника, городничего!.. стала беглянкой от мужа. Я люблю мою дочь. В ней от меня много! Но презреть супружеский долг? Бросить сына… Из каприза и ради свободы?!

Пожилая ДУРОВА: Еще в ранней юности открылись мне мой талант и предназначение.

ДУРОВА: Они требуют, чтобы я следовал им. Ради пользы обществу. И мира с самим собой. Не хочу зависеть от чьих-то запретов и стесняющих условностей салонного мнения!

ГОЛОС ОТЦА: Любовь и забота о высших устоях жизни и вера в их незыблемость… попечение о семейных устоях и вера в нерушимость брачного обета, данного под сводами храма… любовь и попечение о моей дочери и вера в то, что я, как отец, сумею внушить дочери истинное понимание родительского долга… Посему решился я подать прошение императору о том, что сарапульский городничий Андрей Васильевич Дуров ищет повсюду дочь Надежду, по мужу Чернову, которая по семейным несогласиям принуждена была скрыться из дому, и, записавшись под именем Александра Васильева сына Соколова в конной Польский полк, была во многих сражениях с неприятелем…

Пожилая ДУРОВА (поправляя что-то в мундире Дуровой): Мое прошлое переписано бумагах. Из меня самого, но под другим именем создал меня император Александр.

ДУРОВА: Ему дано мое твердое слово: никто не узнает, что хранит моя память. У меня впереди неизвестная жизнь. И на ее незримых страницах, листаемых волей Провидения, свою судьбу отныне я буду писать сам!..

Пожилая Дурова уходит и уводит молодую Дурову.

Первый пролог

2.

Император России Александр I у себя в Зимнем дворце, в Санкт-Петербурге.

АЛЕКСАНДР (адресуясь кому-то невидимому): Этот городничий Дуров из глухого угла забросал меня и моих чиновников прошениями о розыске дочери. Она (пересказывает документ) по семейным несогласиям скрылась из дому, записалась под именем Александра Соколова в коннопольский полк и была во многих сражениях с неприятелем. Каково!

Голос пассии императора, красавицы Марьи Антоновны Нарышкиной возник из-за ширм или из другой комнаты, из пространства и как бы «в мозгу» Александра. (Так и дальше будут звучать голоса «невидимых персонажей» - из пространства, из потока памяти, – и как часть внутреннего диалога с собой и с тем, чей голос звучит). В голосе Нарышкиной - осторожная насмешка и легкая ревность.

ГОЛОС НАРЫШКИНОЙ: Мон шер, красотка в вашем вкусе: своевольна и безрассудна.

АЛЕКСАНДР: Не знаю, красотка ли и сколь безрассудна. Но из бумаг видно: как воин и унтер-офицер, безупречна и героически храбра. Я встречусь с нею и сам расспрошу ее.

ГОЛОС НАРЫШКИНОЙ: И это будет отличной причиной в нее влюбиться.

АЛЕКСАНДР: Я намерен сам разобраться, все ли верно в прошении ее отца. Рапорты рисуют личность совершенно необыкновенную… Но никто не сравнится с вами, признанным украшением столичного света, Марьей Антоновной Нарышкиной!

ГОЛОС НАРЫШКИНОЙ: Ветреный льстец! Но я прощаю. Как государю. И как обожателю. Так и быть: поддержите царственным вниманием вашу неизвестную протеже.

3.

Тот же кабинет в Зимнем. Александр I и флигель-адъютант генерал Засс.

АЛЕКСАНДР: Я повелел учинить всесторонний розыск. Граф Буксгевден, главнокомандующий, сообщил, что направил в Конно-польский уланский полк дознавателем капитана Нейдгардта, своего адъютанта. Он после допросов доставит означенную персону к главнокомандующему. Вам я поручаю доставить эту особу из штаба в столицу для моей личной беседы с нею… Как вам первые отчеты по розыску в этом деле?

ГЕНЕРАЛ ЗАСС: Тут есть некоторое сходство с другими дамами-амазонками, сведения о которых казались слухами… но подтверждены донесениями.

АЛЕКСАНДР: Да? О каких же особах речь?

ГЕНЕРАЛ ЗАСС: Итальянка Франческа Сканагатти, восемнадцати лет, сбежав из пансиона благородных девиц, поступила в военную академию Австрии. И немки Луиза Графемус-Кессених и Мария-Генриетта. Или вот Ида Сен-Эльм: воевала в армии пруссаков против Наполеона. В тех же сражениях, что и особа, которую поручено доставить сюда.

АЛЕКСАНДР: Вы сказали: сходство ее судьбы с теми амазонками… лишь некоторое?

ГЕНЕРАЛ ЗАСС: Ее поступки, судя по бумагам, содержат иное. Не совсем обыденное.

АЛЕКСАНДР: Пожалуй. В ее бесстрашии на полях сражений выступает нечто идеальное. Возвышенное!.. Где можно поселить эту особу на время пребывания в Петербурге?

ГЕНЕРАЛ ЗАСС: Мы с женой рады принять эту необыкновенную особу в нашем доме.

АЛЕКСАНДР: Хорошо. Из первых рапортов по ее делу следует, что сослуживцы и начальники высоко ценят ее доблести и достоинства. Отнеситесь к вашей гостье… вашему гостю… с должным уважением и заботой. Однако, дама-воин! Какова штучка!..

Второй пролог

4.

Плац в полку, где служит унтер-офицер Александр Соколов, он же - Дурова.

ДУРОВА: Все открылось. А во мне жила вера, что уже никогда ничего не откроется без моей воли. И вдруг сейчас, когда моя судьба устроилась, как мечталось… Все рухнуло!

ГОЛОС НЕЙДГАРДТА: Господин генерал, вы шеф полка. Я только капитан. Но я адъютант главнокомандующего и дознаватель по делу Дуровой, по мужу Черновой. Записана в ваш полк как Александр Соколов и даже получила чин унтер-офицера. Я уверен: причины недостойные! Вам не следует их скрывать от дознания и выгораживать оную даму…

ГОЛОС ШЕФА ПОЛКА ГЕНЕРАЛА КАХОВСКОГО: Вы превышаете ваши полномочия. Еще до следствия арестовали заслуженного унтера. Умение руководить подчиненными, доблесть, выучка принесли ему уважение в эскадроне. Во всем полку! Я буду просить главнокомандующего оставить унтера Соколова у меня. Он станет отличным офицером!

ДУРОВА: Этот пехотный дознаватель Нейдгард сразу отнесся ко мне предвзято и недоброжелательно. Я был уважаемый унтер. А кто я теперь? Арестант без имени и чина?

Появился Нейдгард. Неприязненно оглядел Дурову и подошел к ней.

НЕЙДГАРДТ: Как упорно все в полку выгораживают вас! Вы явно пленили их сердца.

ДУРОВА: Вы подозреваете меня в непристойных умыслах и деяниях? Бездоказательно!

НЕЙДГАРДТ: Вы дама среди военных. Вот неоспоримое и главное доказательство!

ДУРОВА: Я унтер-офицер Александр Васильев Соколов.

НЕЙДГАРДТ: Беглянка от мужа! Обманом присвоившая чин… Не желаю слушать никаких возражений! Готовьтесь к отъезду. (Выходит; слышен его голос.) Объяснитесь, господин ротмистр Казимирский, каким обманом… как улестила вас госпожа чиновница Чернова принять ее в полк и дать ей воинское звание?

ДУРОВА: Что теперь послужит мне защитой? Моя репутация честного воина…

ГОЛОС КОМАНДИРА ЭСКАДРОНА КАЗИМИРСКОГО: Не было никакого обману. Отличный наездник Соколов написал рапорт о переходе из казачьего полка в наш.

ГОЛОС НЕЙДГАРДТА: Господа нижние чины! Какие отношения сложились у вас… (через силу) с унтер-офицером Соколовым? Предупреждаю: ложь будет наказана.

ГОЛОС КАЗИМИРСКОГО: Вы оказываете на нижних чинов преднамеренное давление, господин дознаватель. Я протестую против таких методов.

ДУРОВА: Когда судия пристрастен… Что ему честная репутация!

ГОЛОС СОСЛУЖИВЦА ДУРОВОЙ: Унтер Соколов бравый рубака.

ГОЛОС 2-го СОСЛУЖИВЦА: Осмелюсь доложить, ваше благородие, ежели про кого и сказать: верный и надежный боевой товарищ, так это и есть унтер Соколов!

ГОЛОС 3-го СОСЛУЖИВЦА: Он правильный унтер. За ним, как за каменной стеной.

НЕЙДГАРДТ (появляясь, в пространство): У вас тут круговая порука. Но я остаюсь при своем мнении. Я удаляюсь, чтобы доставить арестованного в штаб к главнокомандующему. А оттуда подследственную отправят к государю императору. Надеюсь, мой доклад послужит справедливому возмездию. (Дуровой.) Ждите здесь, мне надо взять бумаги в полковой канцелярии. (В пространство.) Вы все тут не желаете признавать свои преступные ошибки! Мною будет доложено по инстанции… (Уходит.)

ГОЛОС (ему в спину): Пехтура косолапая!

ДУРОВА (вслед Нейдгардту): Тюкнуть бы его саблей плашмя по башке… Выпрячь лошадь из его брички. А то не езживали мы без стремян и седла!.. И деру. Куда?! Где искать понимания и защиты? Бегство – признание вины. В чем?! Бежать, так в ставку, прямо к главнокомандующему. Но этот пехтура-дознаватель и так туда меня свезет…

ГОЛОС КАЗИМИРСКОГО: Ну, унтер Соколов, удачи вам и государевой милости.

ДУРОВА: Буду стараться, господин эскадронный командир! О коне моем позаботьтесь.

ГОЛОС СОСЛУЖИВЦА: Фартит тебе, унтер! Столицу увидишь, царя-батюшку.

ДУРОВА: Спасибо, ребята, за службу и дружбу. Может, повезет, вернусь вскоре.

ГОЛОС ДРУГОГО СОСЛУЖИВЦА: Мы уж постарались, наговорили хорошие слова про тебя царскому дознавателю. И ты там, перед царем, замолви за нас словечко.

ДУРОВА: Я вот жалованье получил. Разделите, братцы, между собой. На всех.

Голоса: «Прощай, Соколов!» - «С богом!» - «Удачи!..» Вернулся Нейдгардт.

НЕЙДГАРДТ (тряся бумагами): Здесь вся ваша подноготная! Я все выявлю, сударыня.

ДУРОВА: Извольте не забывать: я унтер-офицер Соколов!

НЕЙДГАРДТ: Вы не забывайтесь: я дознаватель, а вы под арестом. Отдайте вашу саблю. Сдайте оружие! (Забирает саблю.) Я не верю рапортам ваших сослуживцев. Они пристрастны. И не верю ни одному вашему оправданию. Мы едем в ставку главнокомандующего. Он решит ваше дело по закону! Но по дороге я еще не раз задам вам вопросы.

ДУРОВА: Зачем? Вы же не верите ни одному моему слову! Сударь дознаватель…

 

17.

В доме Зассов. Хозяйка и Дурова, вернувшись с бала или визита, расположились развлечься беседой. Но генеральша вдруг, в лоб, подняла скользкую тему.

ГЕНЕРАЛЬША ЗАСС: Голубчик, я вижу: вас в беседах, на прогулке и на балах гнетет какая-то мысль. Позвольте, угадаю? (Вдруг, странным тоном.) Наш государь мгновенно увлекается… хорошенькими дамами и девицами. Особенно в поездках! Все знают. И высокородными аристократками. И весьма простенькими дворянками из захолустья. И…

ДУРОВА: Мне тяжело слушать это. Я не наивная дуреха. Но… Обожаемый государь…

ГЕНЕРАЛЬША ЗАСС: При дворе… и в свете!.. это не тайна. Император таков, как все мужчины. А какая девица или дама не будет польщена вниманием государя? И посмеет отринуть его! Не все, но…

ДУРОВА: Что я должен ответить вам? Император… волен во всем. Меня это не касается.

ГЕНЕРАЛЬША ЗАСС: Здесь, в столице, и на прогулке в Царском Селе его не остановит и то, что у него давно есть постоянная фаворитка. Красавица и умница Мария Антоновна Нарышкина. Она все терпит. Прощает. Он ее любит и ценит. Слушает ее советы. Но… Ну, хорошо. Напрямую. Вам не показалось на аудиенции, что он увлекся вами?

ДУРОВА: Сударыня!.. Я? И государь… Обожание имеет границы!

ГЕНЕРАЛЬША ЗАСС: Ну, не для всех. Любовная горячка правит поступками людей. Даже высочайше поставленных. Любовное увлечение… очень сильное орудие в устройстве судьбы. Вы говорите о себе в мужском роде. Но император видит перед собой необыкновенную даму. Это на него сильно действует. И никто бы не увидел ничего странного…

ДУРОВА: Вы моя гостеприимное хозяйка. Из уважения к вам… я не встаю и не…

ГЕНЕРАЛЬША ЗАСС: Простите, если обидела, голубчик. Мне хочется помочь вам добиться… (Испытующе смотрит на Дурову.) Хорошо. Давайте порассуждаем иначе. Как раз для того, чтобы показать Нарышкиной свою верность и… бескорыстное к вам расположение, государь постарается наилучшим образом устроить вашу судьбу. Чтобы все видели, что он справедлив. И по заслугам оценил столь необыкновенную… персону, как вы. Давайте предположим, что я права. Надо подумать, как себя вести на следующей аудиенции, чтобы… (Прислушалась.) Еще поговорим об этом.

Внимательно смотрят друг на друга. Входит генерал Засс, с ним Нейдгардт.

ГЕНЕРАЛ ЗАСС: А у нас вот какой гость. Нежданный…

НЕЙДГАРДТ: Прошу прощения за незваный визит! По случаю остановки военных действий… Зима!.. Я испросил у главнокомандующего три недели отпуска, и вот я в столице. Мне очень хотелось вновь повидать мою, э-э… моего подопечного, бравого коннопольца. Свет полон разговоров о нем! Модная персона! Но мне нигде не удалось совпасть с господином унтер-офицером. И вот я прошу вашего разрешения быть вашим гостем.

Зассы переглядываются. Генеральша светски-любезно указывает на стул.

Благодарю вас! (Садясь, Дуровой.) И каковы ваши первые впечатления от столицы?

ГЕНЕРАЛ ЗАСС (изучая гостя): Слово в слово. Я давеча задавал такой же вопрос.

Дурова, вертя рюмку в пальцах, неопределенно пожала плечами.

НЕЙДГАРД: Из нашей… из нашего строптивца-унтера ответы надо тянуть клещами.

ГЕНЕРАЛЬША ЗАСС: Как узнают, кто мой спутник, так и вьются, донимая вопросами.

Нейдгардт разглядывает Дурову. Генерал посматривает то на него, то на Дурову, ушедшую в себя. Возникли голоса: «Милочка, и вам не страшно под пулями и ядрами?» - «Голубушка… или вам лучше говорить голубчик?» - «Боже, да уже при виде усатого вражеского страшилища с саблей, которое верхом несется на меня… я бы упала в обморок! Тысячу раз!» - «Мон шер, как вам этот фасон? Модные кружева… О, простите, вам же, натурально, интересны галуны и петлички!»

НЕЙДГАРД: Уверен, наша… наш воин так же доблестно отражает от себя нескромную светскую суету, как отгонял в битвах атакующую вражескую кавалерию.

ДУРОВА: Светская суета утомляет больше. Однообразно! Одни и те же вопросы…

НЕЙДГАРДТ: Вам неприятно быть модной штучкой?! Странно для дамы. Пардон! Но… Так естественно: блистать в свете! Эта слава порой более яркая, чем у великих воинов.

ДУРОВА: Не мое. Этот интерес столичного света не к тому, каков я на самом деле…

ГЕНЕРАЛ ЗАСС: Да, столичные жители особый люд. И, доложу я, быть столичным жителем тяжкая доля. Не хотите ли для подкрепления испробовать хересу? Из моих запасов.

НЕЙДГАРДТ: Думаю, вашему гостю… гостье… следует предлагать не вино, а сладости.

Дурова одаривает Нейдгардта таким взглядом, что генеральша забеспокоилась.

ГЕНЕРАЛЬША ЗАСС (невинно): Капитан, вы не боитесь получить вызов на дуэль?

НЕЙДГАРДТ (заносчиво): В схватке на клинках женская рука уступит мощи мужской.

ДУРОВА: А выучка? Ловкость? Точность глаза? Желаете испытать твердость моей руки?

ГЕНЕРАЛ ЗАСС: Кстати, в рапортах… вы, капитан, их сами собрали… унтер Соколов предстает воякой весьма отчаянным и решительным, и с ним лучше не связываться.

НЕЙДГАРДТ: О, да, ваша гостья… гость… чуть что, страстно рвется в бой лить кровь!

ДУРОВА: В состязании и даже в дуэли необязательно проливать кровь. (Со сдержанным вызовом.) Удар саблей плашмя по голове не убьет, но вправит самые заносчивые мозги.

ГЕНЕРАЛЬША ЗАСС: Только не в моем доме! Вы перебьете наши сервизы!

НЕЙДГАРД (меняя тему): Могу я узнать, как прошла встреча с его величеством?

ДУРОВА (не сразу): Когда князь Волконский затворил за мной дверь государева кабинета, государь тотчас подошел ко мне… (Помолчав.) Взял за руку, и, не выпуская моей руки, повел к столу. Оперся о стол одной рукой, а другою продолжал держать мою руку. И стал спрашивать вполголоса и с таким выражением милости, что вся моя робость исчезла…

НЕЙДГАРДТ: Государь?.. Участливо расспрашивал?! И держал вас за руку?

Дурова и генеральша Засс обмениваются быстрыми взглядами.

ГЕНЕРАЛЬША ЗАСС: Вы удивлены милостивым участием государя в нашем воине?

НЕЙДГАРДТ: Решения государей не всегда ясны простым людям… Что же далее?

ДУРОВА: Далее… была конфиденциальная беседа. Я не вправе нарушать ее тайну.

НЕЙДГАРД: О, да! Всю дорогу в главный штаб я не мог добиться от вас ни слова.

ГЕНЕРАЛЬША ЗАСС (Дуровой): Боже, он приставал к вам всю дорогу, мой дружочек?!

НЕЙДГАРДТ (надувается): Я не совсем понимаю такие намеки!

ГЕНЕРАЛ ЗАСС: Э-э, в этой ситуации любой интерес воспринимается как домогательство, и, учитывая природу юного воина, любое домогательство выглядит двусмысленным.

НЕЙДГАРДТ: Я решительно не понимаю, куда вы клоните!

ГЕНЕРАЛЬША ЗАСС: Ну как же! Ваше стремление к бравому и юному унтеру… Даже сюда явились за ним! Вид этого юного воина в мундире, в истинно мужском наряде, обворожительно-героический. Ваши чувства понятны. Но между зрелым и юным воинами… Они могут выставить вас в нехорошем свете. Бог знает, что о вас подумают!..

Нейдгардт вскочил. Пытается ответить, но, лишившись речи, кидается вон.

Какой прыткий! (Мужу.) Что же ты не предложишь нам обещанного хересу?

Дурова встречает взгляд генерала. Они враз хлопают себя по коленке и хохочут. Затем Засс повернулся к жене. Дурова наблюдает их приглушенную беседу.

ДУРОВА (про себя): Сколь многим я обязан этим замечательным, непростым людям! Да, они выполняют волю императора. Но ко мне искренне участливы. Госпожа Засс сопровождает меня везде. Я для нее необычный подопечный. Но ни одного нескромного взгляда! Ни одного бестактного вопроса! Истинные придворные, они купаются в светских интригах, как рыба в воде. Но, в отличие от многих, они выше мелкой злобы и мстительности. И ради добра и они пускают в ход оружие, которым владеют изрядно… Ужасное оружие!.. Страшнее сабель и пушек. Оно невидимо. Разит смертельно еще долго после того, как нанесен удар. Потому пехтура косолапая в ужасе умчалась. Он решил, что если дальше будет спорить со мной, то мои покровители пустят в обществе слух, который навсегда сгубит его репутацию и карьеру… Да, все сказанное меж мною и этими двумя людьми, важно для решения моего дела. И многое доходит до государя. Но что ему говорят обо мне?

ГЕНЕРАЛ ЗАСС (Дуровой): А ведь вам скоро в путь. Надо обсудить, чем снабдить вас.

ГЕНЕРАЛЬША ЗАСС: Значит, его величество разрешил вопрос в пользу нашего гостя?

ГЕНЕРАЛ ЗАСС (делая удивленный вид): Разве я сказал нечто определенное?

ДУРОВА: Я жажду определенности! Мой вынужденный обман прощен. Награждена моя прошлая доблесть. Но что скажет государь на новой аудиенции? Те, кто обласкал меня, и вы, и сам государь… хотят оградить меня от опасного будущего. Но оно не страшнее прошлого. Оно мое! Я словно у самого порога счастья! Но неведомая сила не пропускает меня… Если я не в армию.… Куда я? Как?..

ГЕНЕРАЛЬША ЗАСС: Утро вечера мудренее. Пойдемте отдыхать.

ДУРОВА: Как трудно заставить себя отдаться сну так, будто будущее мое безмятежно…

 

Спокойной ночи вам, сударь, и вам, сударыня! (Выходит.)

ГЕНЕРАЛЬША ЗАСС: Друг мой, видишь: этой душе не будет покоя, если ей не дадут вернуться в тот мир, где ей хорошо. Этот мир битв, муштры, лишений, гибели ужасает многих. Но ее, кажется, больше пугает возвращение к мужу. Там она утратит себя…

ГЕНЕРАЛ ЗАСС: Почему всем кажется, что те, кто, как я, приближен к правителю, могут легко влиять на него?.. Давай отложим все заботы до утра. (Уводит под руку жену.)

 

 

КУРОРТНАЯ ИСТОРИЯ

Александр КАНЕВСКИЙ

Комедия, водевиль без музыки. Мужских ролей - 5, женских - 4

Конец лета. Приморский городок. В доме сорокалетних хозяев, Кирилла и Оксаны, поселяются три семейные пары курортников разного возраста: восемнадцатилетние студенты-молодожёны Владик и Зоя, тридцатилетние Борис и Людмила , он - архитектор, она - менеджер крупной фирмы, и пара пенсионеров - Максим Петрович и Клавдия Яковлевна. Море, солнце, уютный дворик, предстоящий отдых - всё это создаёт радостное настроение. Но в первый же час, казалось, самая благополучная пара, Людмила и Борис, вдруг ссорятся, выплёскивая все накопившиеся обиды. Окружающие пытаются их утихомирить, но тщетно: дело доходит до взрыва, скандала и решения развестись. Борис бежит переоформлять билет на самолёт, Людмила отправляется искать какого-то Халкиди, который задерживает строительство базы отдыха её фирмы.

Оставшиеся очень переживают, что на их глазах рушится семья. По инициативе Кирилла, который не хочет терять выгодных жильцов, все решают не допустить этого, сохранить семью, пробудить в них прежние чувства, вызвав взаимную ревность. Для этого все женщины начнут проявлять влюблённость в Бориса, а все мужчины станут оказывать повышенное внимание Людмиле. Разрабатывается план действий и каждый получает своё задание.

В процессе этого "заговора" возникает много забавных, чисто водевильных ситуации, смешных и неожиданных. В итоге Кирилл и Людмила мирятся, а пара молодожёнов и пара пенсионеров ещё раз проверяют подлинность своих чувств. И только семья хозяев рушится, потому что она зиждилась не на любви, а только на материальном благополучии - Оксана уходит от Кирилла, уходит на звуки гармошки, с которыми ассоциируется её первая девичья влюблённость..

***

ОКСАНА. (зовёт) Кирилл!

КИРИЛЛ. Аюшки? (Выходит из сарая).

ОКСАНА. Кирюша, неприятность. У ребят пропажа.

КИРИЛЛ. Что пропало?

ЗОЯ. Кольцо.

КИРИЛЛ. Ай-яй-яй!.. Вот беда! Искать надо... Весь двор перероем, а найдем! Колечко-то дорогое?

ЗОЯ. Не в том дело. Обручальное!

(Кирилл и Оксана присоединяются к ищущим)

КИРИЛЛ (оказавшись рядом с Владиком). Ты про свидание не забыл?

ВЛАДИК. Про какое свидание?

КИРИЛЛ. С Людмилой Михайловной. Как только появится - действуй!

ВЛАДИК. Да, знаю я...

ЗОЯ. Это он помнит. Он забыл, что у него есть жена, а про свидание он помнит!

БОРИС (оказавшись рядом с Владиком)... Меня ведь в институте называли Корбюзье. Это великий французский архитектор. Моя голова была полна гениальных идей. Но что я мог сделать?! Мой талант сгорал на газовой плите, мои идеи высасывал пылесос...

ОКСАНА. Кирилл, что ж ты не ищешь? Устал?

КИРИЛЛ (вполголоса). К чему искать? Никуда оно не пропадало.

ОКСАНА. Это как же?

КИРИЛЛ. Очень просто (показывает ей кольцо). Видела?

ОКСАНА. Нашел?

КИРИЛЛ. Тс-с... Оно не терялось.

ОКСАНА. Неужто стащил?

КИРИЛЛ. Скажешь такое! Вор я, что ли? Владик мне его в залог дал, а Зойке просил не говорить. Поняла? Денег у них ни шиша, за квартиру платить нечем.

ОКСАНА. И ты взял?

КИРИЛЛ. Я не хотел - он прилип, как банный лист. Прогнать их следовало бы, да я пожалел. Молодые - зелёные. (Борису). Что у вас, Борис Борисович?

БОРИС. Ничего, но настроение превосходное. Занимаюсь черт знает чем. Ищу кольцо. Хочу - ищу, хочу - перестану. Вот встал и не ищу. Хватит ползать на коленях! Довольно пресмыкаться!

КИРИЛЛ. И, вправду, темно уже. Шабаш, братцы, с утра поищем. (Борис укладывается на раскладушке).

ЗОЯ (Владику). Ты нарочно потерял кольцо!

ВЛАДИК. Зачем?

ЗОЯ. Чтоб она думала, что ты - неженатый.

ВЛАДИК. Кто "она"?

ЗОЯ. Знаем, кто...

ВЛАДИК. Ну, и глупая же ты!

ЗОЯ. А если ты такой умный, почему нет ни пирожков, ни кольца, ни денег? "Поедем на юг, я всё беру на себя!" Болтун несчастный! (Уходит в дом).

ОКСАНА (появляясь). Владик, я вас хочу попросить... Вот тысяча рублей... Вы не могли бы их подержать у себя, а то я непременно потрачу. А дней через десять отдадите...

ВЛАДИК. Я, конечно... Я - верняк. У меня, как в банке. (Берет деньги).

ОКСАНА. Вот спасибо.

ВЛАДИК. Если ещё понадобится - заносите... Я всегда рад помочь... (Прячет деньги в карман). Ну, Зойка, погоди!. ( Убегает. Входит Людмила)

КИРИЛЛ (Людмиле). Добрый вечер! Как отдыхается?

ЛЮДМИЛА. Наконец-то, поймала Халкиди. Оказывается, он тормозит работы из-за проекта, у него серьёзные претензии. Конечно, некоторым всё безразлично, хотя их это касается в первую очередь.

БОРИС. Я, Кирилл Иванович, просто удивляюсь, как некоторые поднимают бурю в стакане воды. Проект принят и утверждён. А если местным деятелям он не нравится, то можно только посочувствовать их провинциальной ограниченности.

ЛЮДМИЛА (со вздохом). Да... Некоторые, как были некоторыми, так ими и остались!

БОРИС. От некоторых слышу!

(Появляется Владик. В руках у него бутылка шампанского и пакет с продуктами).

КИРИЛЛ. Это ты хорошо придумал, что не с пустыми руками явился.

ВЛАДИК. Да нет... Я не для того... Я...

КИРИЛЛ. Она здесь, он на месте. Не зевай! (Подталкивает его к Людмиле).

ВЛАДИК. А Зойка?

КИРИЛЛ. Её я беру на себя... (Громко). Людмила Михайловна! Полюбуйтесь молодёжью: целый день вас ожидал, а увидел - застеснялся.

ЛЮДМИЛА. А что вы, собственно хотели?

ВЛАДИК. Я, понимаете, в общем-то, конечно... Я насчёт налогов.

ЛЮДМИЛА. Чем могу быть полезна?

ВЛАДИК. Скажите, со студентов тоже берут? Со всех? И с иногородних?

 

КИРИЛЛ (Владику). Смелее!

ВЛАДИК (ставит на стол бутылку). Вот!

ЛЮДМИЛА. Каждый гражданин обязан платить налоги.

ВЛАДИК. Спасибо! Большое спасибо! Вот мне многие объясняли, но так понятно - никто... Тут и закуска есть. (Вываливает на стол содержимое пакета). Колбаса, сыр, конфеты... Самое дорогое. От сердца отрываю.

КИРИЛЛ (Борису, пытаясь обратить его внимание на Владика и Людмилу). Неудачное местечко выбрали. Не дадут отдохнуть. (Присаживается к нему на раскладушку).

БОРИС. Что вы! Я десять лет мечтал вот так спокойно поваляться под деревом...

ВЛАДИК. Ешьте, пейте...

ЛЮДМИЛА. Любопытное предложение. А какая причина?

ВЛАДИК. Видите ли... Я жил в степи... Мечтал о море... Сегодня первый раз его увидел. Вот по этому поводу.

ЛЮДМИЛА. Но почему именно со мной?

ВЛАДИК. Вы мне давно понравились. Ещё вчера, когда были замужем.

ЛЮДМИЛА. Но у вас есть жена.

ВЛАДИК. Сегодня она есть, а завтра нет. Знаете современную молодежь. У нас же нет ничего святого.

КИРИЛЛ (Борису). Странная штука! Как люди на юге меняются. Смотришь, вроде человек тихий, скромный, а тут словно бес в него вселился! Море влияет, что ли?

БОРИС. Море здесь изумительное. Я нашел чудесный заливчик: глубокий, а дно, как на ладони...

ЛЮДМИЛА. "Мускатное полусухое" Последний раз я пила прошлой осенью, на совете директоров. Ладно, наливайте!

(Владик откупоривает бутылку, разливает вино в чашки, стоящие на столе).

ВЛАДИК. Я поднимаю этот бокал за нашу встречу. Вздрогнули!

(В дверях веранды появляется Зоя).

ЗОЯ. Пахнет колбасой! (Увидев происходящее, Кириллу). Что он делает?

КИРИЛЛ (бросается к ней). Он делает то, о чём мы договорились.

ЗОЯ. Но мы не договаривались, чтоб они пьянствовали!

КИРИЛЛ. Зоенька, занимайтесь-ка лучше письмом. (Пытается оттеснить её на веранду)

ЗОЯ. Никуда я не пойду!

ЛЮДМИЛА. Знаете, Владик, это очень мило, что вы принесли шампанское. У меня сегодня был крайне насыщенный день и хотелось завершить его каким-нибудь необычным мероприятием.

ВЛАДИК (опрокинув для храбрости ещё одну чашку). Людмила Михайловна! Вы должны мною увлечься. Это очень нужно.

ЛЮДМИЛА. Кому?

ВЛАДИК. Мне, вам, всем... Государству!

ЛЮДМИЛА. Не представляла себе, что наша встреча имеет такое значение.

ВЛАДИК. А как же! Ведь семья - это корабль. Есть рельсы - плывёт, нет рельсов - тонет под откос.

ЛЮДМИЛА. Вы пьёте и не закусываете...

ВЛАДИК. Людмила Михайловна! Мы с вами должны укрепить семью, и все нам скажут спасибо.

ЛЮДМИЛА. Если я правильно поняла, это - предложение?

ВЛАДИК. Да. Нет. В общем, как хотите, но семья это главное!

КИРИЛЛ (Борису). Кто б мог подумать! У парня-то, выходит, серьёзные намерения!

 

БОРИС. Если хотите, я вас завтра свожу на этот заливчик. Вода - прохладная. А вид - Айвазовский!

ЛЮДМИЛА. Вы мне нравитесь, Владик. На первый взгляд вы кажетесь глуповатым...

ВЛАДИК. А на второй?

ЛЮДМИЛА. На второй тоже. Но вам это идёт!

ВЛАДИК. Вы просто меня ещё не знаете. Если я что вызубрю, то я могу и на пятёрку ответить.

ЗОЯ (Кириллу). Откуда у них столько еды?

КИРИЛЛ. Владик принёс.

ЗОЯ. Всё ясно. Он продал кольцо!

ЛЮДМИЛА. Признаюсь, мне приятна ваша непосредственность.

ВЛАДИК. Вы - молоток, Людмила Михайловна! С вами мне море по колено! (Снова наливает себе и выпивает).

КИРИЛЛ. Борис Борисович! Слышали?

БОРИС. Конечно. Ну и что?

КИРИЛЛ. И вы спокойно лежите, когда вашу жену...

БОРИС. Со вчерашнего дня Людмила Михайловна свободная женщина. И я свободен. Каждый делает, что хочет. Я, например, хочу спать. (Устраивается поудобнее).

ЛЮДМИЛА. Господи! Но мне ведь уже за тридцать.

ВЛАДИК. Вот и хорошо! Я очень нуждаюсь в советах старшего товарища. Зойка что? Она ещё девчонка, она не сможет дать никаких руководящих указаний. У неё на уме одни капризы: то купи кольца, то хочу есть! Вы ешьте, Людочка! (Пьёт).

ЗОЯ. Пора это кончать! В конце концов, я - его жена!

КИРИЛЛ (бросаясь к Зое). Конечно, вы - жена. А это, как бы выразится, фикция.

ЗОЯ. Значит, жене и пирожка не нашлось, а фикции - шоколадные конфеты.

КИРИЛЛ (рванувшись к Борису). Борис Борисович! Дорогой! Проснитесь!

БОРИС. А? Что?

КИРИЛЛ. Жену уводят!

БОРИС. Из-за таких пустяков будить человека! (Поворачивается на другой бок).

ВЛАДИК. Я буду капитаном. Трапезунд, Мадагаскар, Скагеррак! Три фута под килем! " Эй. там, на танкере, что у вас? У нас беда. Спасите наши души!.. Свистать всех наверх! Мы идем на помощь!.. Мой капитан, не стоит рисковать, у нас фрахт... Плевать! Там гибнут люди! Спускайте шлюпки!.. Откуда кровь? Вы ранены. Пустяки, трещина в черепе, сотрясение мозга!"

ЛЮДМИЛА. О, да вы герой!

ВЛАДИК. Ради вас - я и не такое могу! Давайте пить. Это самый лучший кабачок на побережье: тут клёвый коктейль и девочки - люкс!

ЛЮДМИЛА. Владик, вам нельзя больше пить.

ВЛАДИК. Почему "вам"? Говори мне "ты". И я тоже. Ты будешь ждать меня, Матильда?

КИРИЛЛ (подойдя к ним). По-моему, ты, парень, перебрал.

ВЛАДИК (Кириллу). Гарсон, ещё два виски! (Людмиле). Хорошо быть пьяным, правда?

ЛЮДМИЛА. Благодарю вас, я уже абсолютно протрезвела.

ЗОЯ. Всё съел?.. Троглодит!

ЛЮДМИЛА. Уберите руки: это моё плечо, а не штурвал.

ВЛАДИК. Тихо, бэби. За всё уплачено. Я - твой кэп.

ЛЮДМИЛА. Вы - обнаглевший мальчишка! (Даёт ему пощечину).

(Зоя приближается к столику)

ВЛАДИК (Зое). Хэлло, Долли! В каком порту мы с тобою встречались?

 

ЗОЯ. И с этим подлецом я прожила двадцать восемь дней! (Бьёт его по второй щеке).

БОРИС. Что за пальба? Хоть на курорте я могу спокойно поспать? (накрывает голову подушкой).

КИРИЛЛ. Такое дело загубить!.. Эх ты, Колумб.

(Угрожающе двинулся на Владика)

ВЛАДИК. Пардон, хозяин! Третьей щеки у меня нет. (Валится на стол).

***

(Входит Халкиди)

ХАЛКИДИ. Доброе утро. Кто здесь Борис Борисович? Вы? Очень приятно. Вернее, не очень приятно, но ничего не поделаешь. Прошу оставить нас наедине. (Все расходятся. Остаются Борис и Халкиди). Моя фамилия Халкиди. Я древний грек, мне уже сорок семь лет, семейное положение - холост. Как вы думаете, почему?

БОРИС. Может быть...

ХАЛКИДИ (перебивая). Нет. Не потому. Я вполне нормальный мужчина. Я знал немало женщин, но не любил ни разу в жизни. Любовь - это мощный взрыв всех чувств человека, а мне встречались курортные фифы, курицы-наседки или малолетние нахалки. У них не хватало пороху, чтобы взорвать сердце Халкиди.

БОРИС. Всё это крайне любопытно, но при чём тут я?

ХАЛКИДИ. Три дня тому я впервые увидел Людмилу Михайловну. Жесты её были величественны, глаза метали молнии, щёки пылали. Она защищала ваш паршивый проект с такой страстью, что я невольно подумал: вот женщина, достойная великой любви.

БОРИС. Понятно. Вы участник этого представления.

ХАЛКИДИ. Какого представления? Стоило мне заикнуться о недостатках проекта, как она сказала - я вас уничтожу, Халкиди. В тот момент я понял, что встретил своё счастье.

БОРИС. Всё, это я уже слушал.

ХАЛКИДИ. Но я ещё никому не говорил этого. Даже ей.

БОРИС. И решили рассказать мне, чтобы помирить нас с Людмилой?

ХАЛКИДИ. Помирить? Значит вы в ссоре?

БОРИС. Послушайте, с меня довольно! Вы всё сказали?

ХАЛКИДИ. Я не сказал главного. Я предупреждаю вас, что намерен объявить о своих чувствах Людмиле Михайловне.

БОРИС. Объявляйте сколько угодно, зачем это знать мне?

ХАЛКИДИ. Можете считать меня сумасшедшим, но я имею на то основания. Мой папа - Аристарх Халкиди - оставил мою маму с двухлетним ребёнком на руках. этим ребёнком, как вы, наверное, догадываетесь, был я. Я рос полукруглым сиротой. Я понимаю, чего стоит семья и, поверьте, мне не легко поднять руку на эту святыню.

БОРИС. Где же логика? Вы понимаете и вы поднимаете?..

ХАЛКИДИ. Я объявлю ей о своих чувствах только в одном случае. Только, если ваш союз неблагополучен Вы сказали, что поссорились с Людмилой Михайловной. Не скрою, это меня обнадёживает. Признайтесь мне откровенно: вы любите жену?

БОРИС (после паузы). Да!

ХАЛКИДИ. Настоящая ли это любовь? Может ли она сравниться с моей страстью?

БОРИС. Я люблю её сильнее, чем вы. Мы прожили десять лет, и у нас есть сын.

ХАЛКИДИ. В течение одной минуты вы сделали меня несчастным... Что ж! Будьте счастливы сами.

БОРИС. Спасибо, но это не возможно. Мы расходимся с Людмилой Михайловной.

 

ХАЛКИДИ. Я считал ненормальным себя, но вижу, что у меня появился конкурент. Любите и расходитесь?

БОРИС. Представьте себе. Сегодня я улетаю и оставляю Людмилу Михайловну наедине с вашей неземной страстью. Возможно, она вспыхнула весьма кстати...

ХАЛКИДИ. Вы плохо меня знаете. Я не шакал, бросающийся на раненые жертвы. Пока вы не выясните свои отношения окончательно, я ничем не выдам свою страсть.

БОРИС. Вы безнадёжный чудак, Халкиди...

ХАЛКИДИ. А кто это ценит? Если вы все же расстанетесь с женой, скажите ей, что в маленьком курортном городке её ждет честное преданное сердце... Оно не устанет ждать, месяцы, годы, десятилетия... До свидания!

БОРИС. Прощайте.

ХАЛКИДИ. А ваш проект я завалил. Только не подумайте, что я свожу с вами счеты! Вы симпатичный человек, у вас замечательная жена, но ваш проект бездарен. Он гораздо ниже уровня мировых стандартов. (Уходит. Появляется Людмила).

ЛЮДМИЛА. С кем ты разговаривал?

БОРИС. Ты освободила чемодан?

ЛЮДМИЛА. Кто здесь был?

БОРИС. Твой Халкиди.

ЛЮДМИЛА. Господи, как он мне надоел!

(С веранды звучит гитара - Зоя поёт)

ГОЛОС ЗОИ. "... Что ж вы сдуру наделали, глупые,

Отрубили дорогу назад..."

ЛЮДМИЛА. Что случилось, Борис? Почему ты бледен?

БОРИС. Всё в порядке, Если не считать того, что мой проект провален окончательно.

ЛЮДМИЛА. Это Халкиди так решил? Но его мнение ничего не стоит. Как и он сам!

БОРИС. Халкиди прав. Проект бездарен.

ЛЮДМИЛА. Не говори чепухи. Другие ничем не лучше.

БОРИС. Это и страшно. Мой проект должен быть лучше других.

ГОЛОС ЗОИ. "... Если нету друг в друге спасения,

То никто не поможет вокруг..."

ЛЮДМИЛА. Откуда ему быть лучшим. Ты ведь был завален домашними делами?

БОРИС. Кому же, кроме меня, ими заниматься?

ЛЮДМИЛА. У тебя была жена, Борис. Это её забота.

БОРИС. Значит, превращать жену в рабыню?

ЛЮДМИЛА. К чему крайности? Если бы она помогала тебе по хозяйству, ты мог бы создавать выдающиеся проекты.

БОРИС. Но тогда пострадала бы её работа.

ЛЮДМИЛА. Нет! Если бы я хоть чуточку...

БОРИС. Ни в коем случае! Виноват я...

ЛЮДМИЛА. Замолчи сейчас же!..

БОРИС. Перестань спорить!..

МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (появляясь) Опять не поладите?

БОРИС. А вы снова вмешиваетесь?

ЛЮДМИЛА. Разрешите нам в своих делах разбираться самим.

БОРИС. Да. Правильно! Какой чемодан ты мне приготовила?

ЛЮДМИЛА. Жёлтый.

БОРИС. Нет, он же нравится тебе.

ЛЮДМИЛА. Это не имеет значения.

БОРИС. Я возьму коричневый.

ЛЮДМИЛА. Нет, ты возьмёшь жёлтый... (Споря, уходят в комнату Людмилы).

КЛАВДИЯ ЯКОВЛЕВНА. ( которая вошла и всё слышала). Ну, что, получил?

МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Добро, Клавдия, всегда тяжелее делать, чем зло. Но очень приятно.

КЛАВДИЯ ЯКОВЛЕВНА. Сколько дней уже потеряли. Хоть остаток отпуска на чужих бы не тратил.

МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Не на чужих, Клавдя. Мы ведь все, я так понимаю, вроде, некий состав. Только на разных участках пути. Одни отправляются со станции, другие мчат на перегоне, а третьи уже приближаются к депо. Так что, выходит, мы мирим не их, а себя. Они ведь - это мы с тобой лет двадцать назад. Представляешь, как бы тебе было плохо, если б ты меня тогда потеряла.

КЛАВДИЯ ЯКОВЛЕВНА. Старая балаболка! (обнимает его)

ГОЛОС ЗОИ. "...С самых первых минут

До последнего часа

Берегите любовь,

Берегите любовь!.."

 

 

ДЕД МОРОЗ В ХОЛОДИЛЬНИКЕ

Эдуард УСПЕНСКИЙ

Александр КАНЕВСКИЙ

Детская пьеса с песнями и танцами, в одном действии, двух картинах

Мужских ролей – 5, женских ролей - 2.

Надоело Деду Морозу на севере мёрзнуть, решил летом приехать, погреться, в речке поплавать, грибов насобирать. А чтоб была защита от непривычной жары, ему его друзья шубу специальную соорудили, охладительную. Приехал и огорчился: в лесу куча мусора, в реке банки, склянки, даже остов старого холодильника. Кто это делает? Оказалось, это старуха Шапокляк и Волк из мультфильма "Ну, погоди!". Стал Дед Мороз с ними бороться. А они решили от него избавиться: когда он в реке купался они его шубу уничтожили. Плохо бы пришлось Деду Морозу, но на помощь прилетел доктор Айболит и умелец Ивашка - тоже персонаж из мультфильма. Они и Деду Морозу помогли, и хулиганов, губителей природы проучили.

Погостил Дед Мороз и улетел к себе на Север, но обещал к Новому году обязательно прилететь и вместе отпраздновать.

В пьесе есть и танцы, и песенки.

***

ДЕД МОРОЗ. Здравствуйте, ребята! С Новым годом!!.. Тьфу, перепутал! Простите, привычка. (Исправляется). С новым летом!.. Приехал я к вам в свой летний отпуск из дальнего Севера, из вечной мерзлоты. А чтобы я не страдал от жары, мне мои друзья-северяне специальную шубу соорудили, охладительную и даже морозильную, на батарейках и полупроводниках. Так что снаружи мне тепло, а внутри - холодно, как у себя дома. Носи, мёрзни и радуйся, а я огорчен. Приехал я к вам, ребята, рыбы половить, поплавать, грибов собрать, но... (Грустно машет рукой). Вот что я собрал! (Вытаскивает из мешка несколько консервных банок) Вот что я выловил в реке! (Вытаскивает четыре старых боксёрских перчатки). Вот моя добыча, речная, лесная и озёрная!.. (Вытряхивает из мешка банки, склянки, старую обувь и даже остов сломанного холодильника). Кто это делает? (В зал). Может быть, вы? (Дети отвечают отрицательно). Знаю, что не вы. А кто же? Кто?.. И я тоже не знаю. А надо узнать. Надо выследить этих преступников, которые губят природу... Но они хитры и коварны. Тут нужны опытные сыщики!

Вынимает мобильный телефон, звонит. Слышны гудки, потом мужской голос.

ГОЛОС. Шерлок Холмс слушает.

ДЕД МОРОЗ. Здравствуйте, мистер Холмс! И я, и дети, просим вас отыскать губителей природы и привезти их сюда.

ГОЛОС. Для Шерлока Холмса ничего не сложно – я их уже нашёл и отправляю. Сейчас они к вам сами приедут.

Звучит музыка. На сцену выезжает автомобиль "Жигули". В нём - старуха Шапокляк и Волк. Машина движется с помощью ног её пассажиров, она надета на них. Волк и Шапокляк выходят из машины и поют.

ПЕСЕНКА ВОЛКА И СТАРУХИ ШАПОКЛЯК

Мы прудов и морей отравители,

Мы лесов и полей погубители,

Мы кустов и деревьев ломатели,

Муравьёв и жуков топтатели,

И собак и кошек мучители,

Птичьих гнёзд разрушители

За собою неубиратели,

Мы природы всей загрязнители, Разрушители и губители!..

Оба они - явные "металлисты", на каждом - цепи, браслеты и нагрудные медальоны.

ВОЛК. Привет, дедуля.

ШАПОКЛЯК. Дед Мороз, ты откуда взялся? Сейчас ведь не зима, а лето.

ВОЛК. Он такой старый, что всё перепутал! Не дед Мороз, а дед Склероз!

ШАПОКЛЯК. Мотай скорее к своим заморозкам, к своим торосам. Ты же здесь в пять минут растаешь. В облако превратишься или в лужицу.

ДЕД МОРОЗ. Не беспокойтесь, не превращусь я в облачко. У меня шуба специальная, охладительная. Вы лучше представьтесь, расскажите ребятам, кто вы такие.

ВОЛК. А ты, дед, сам догадайся... Сообрази.

ШАПОКЛЯК. Да, дедуля, покумекай.

ДЕД МОРОЗ. Да тут и кумекать нечего, Я вас обоих узнал. Ты - Волк из мультфильма «Ну, погоди!»А ты - старуха Шапокляк из мультфильма про Чебурашку.

ШАПОКЛЯК. А вот и обознался! А вот и обознался!

ДЕД МОРОЗ. Это почему?

ШАПОКЛЯК Потому, что кончается на «у»!

ВОЛК. У чём мы приехали?

ШАПОКЛЯК (Волку). Какой же ты неуч. Двоечник несчастный! Не «у чём», а «в чём»!

ВОЛК. Какая разница. Важно, что мы приехали!

ДЕД МОРОЗ. А что это у вас за такая странная машина без колёс?

ШАПОКЛЯК. Это новая модель «Жигулей», самоход-вездеход: везде ходим. В ней и в метро пускают, и в подземные переходы.

ВОЛК. Машина экспериментальная: корпус уже выпустили, а колёс ещё нет. И заводить легко.

Надувает щёки, гудит, бьёт себя по надутым щекам, издавая звук работающего двигателя.

ШАПОКЛЯК. Так что у меня теперь свои собственные «Жигули», поэтому я теперь не старуха Шапокляк, а молодуха Жигуляк. А это мой личный шофёр.

ВОЛК. Личный и очень приличный. Я теперь и задавить могу. Поэтому я не просто Волк, а Волкодав.

ДЕД МОРОЗ. Имена-то у вас, может, и новые, но ведёте вы себя по-старому: ломаете деревья, травите рыбу, засоряете леса и луга. Хочу вас предупредить: если не перестанете, я вас в Новый год не переведу.

ШАПОКЛЯК. То есть, как это не переведёшь?

ДЕД МОРОЗ. А вот так. Я стою на страже Нового года. Поэтому вас не пропущу. Все будут жить уже в 2017 году, а вы останетесь в 2016-м на второй год. Навсегда. Ясно?

ШАПОКЛЯК и ВОЛК (растерянно). Ясно.

ДЕД МОРОЗ. А раз ясно, то уберите весь этот мусор, выройте яму и закопайте. А я пока в речке искупаюсь.

Снимает шубу - остаётся в спортивном костюме и валенках. Разбегается и ныряет. Слышен всплеск и пофыркивания.

ШАПОКЛЯК. Слыхал?

ВОЛК. Слыхал, товарищ начальник.

ШАПОКЛЯК. Какое нахальство. Какой-то дурацкий дед будет мне угрожать.

ВОЛК. Почему дурацкий? Нормальный дед. Не хуже, не лучше других.

ШАПОКЛЯК. Не спорь со мной. Уволю.

ВОЛК, Слушаюсь, товарищ начальник.

ШАПОКЛЯК. Тамбовский волк тебе товарищ.

ВОЛК. Тамбовский волк мне не товарищ, он - мой дядя. Вот Рязанский волк, это другое дело. Он мой друг.

ШАПОКЛЯК. Ещё два слова - уволю.

ВОЛК. Старушечка Жигулюшечка! Не гоните меня! Я же нигде больше не устроюсь с моим волчьим билетом!..

ШАПОКЛЯК. Ладно, оставляю, но при одном условии: напряги свои дурные мозги и придумай что-нибудь антидедовое.

ВОЛК. Уже.

ШАПОКЛЯК. Что уже?

ВОЛК. Придумал.

ШАПОКЛЯК. Врёшь.

ВОЛК. Надо напасть на шубу. Без этой охладительной шубы он не выдержит и уберётся в свою вечную мерзлоту.

ШАПОКЛЯК. Ай да Волк! Ай да умник!.. Наверное, в твоём роду была какая-нибудь бабушка - лиса... Вперёд, на шубу! (Топчет её). Вот тебе батарейки, вот тебе полупроводники!..

ВОЛК (тоже топчет). Мы тебе устроим шуботник! (Отрывают от шубы рукава, разрывают её на несколько частей). А теперь мы её утопим, а потом спалим.

ШАПОКЛЯК. Нет, Волк, в роду у тебя была не бабушка лиса, а дедушка баран!.. Если мы её утопим, она же гореть не будет.

ВОЛК. Тогда сначала спалим, а потом утопим. Ну, шуба, погоди!

****

ДЕД МОРОЗ. Доктор! Мне плохо! Мне жарко! Помогите! АЙБОЛИТ. Прежде всего проверим температуру. (Ставит ему термометр). А пока будем мерить, я приму следующих пациентов - они прилетели вместе со мной. (Громко) Кто следующий - заходите! (Входит медведь) Как вас зовут?

СОРОКА (появляясь вслед за медведем). Скажи: Михал Потапыч!

МЕДВЕДЬ. Не подсказывай, сам знаю!.. (доктору). Михал Потапыч!

АЙБОЛИТ. На что жалуетесь?

СОРОКА. На жирафа!

ПОТАПЫЧ. Да не на жирафа, а на свою голову!

АЙБОЛИТ (простукивая его голову молоточком).Так, так, так… Не так!.. Там пусто – никаких знаний.

СОРОКА. Жираф сказал, что у него не голова, а тыква.

ПОТАПЫЧ. Да замолчи ты!

АЙБОЛИТ. А-ну, покажите ваш дневник.

СОРОКА. Скажи, что он дома.

ПОТАПЫЧ. Он дома… А зачем вам дневник?

АЙБОЛИТ. Дневник, дорогой Михал Потапыч, это история болезни. Без него я никакой помощи вам оказать не смогу.

ПОТАПЫЧ. Что ж, берите… (Ему очень стыдно)

СОРОКА. Хи-хи!

АЙБОЛИТ. Ничего смешного. (рассматривает дневник) Заболевание очень тяжёлое. По арифметике – ноль?!

СОРОКА. Скажи, что у тебя нет арифметических способностей.

ПОТАПЫЧ. Способности у меня есть.

АЙБОЛИТ. А почему же ноль?

ПОТАПЫЧ. Задали нам задачу: от трёх ложек мёда отнять две ложки мёда… Так я отнял все ложки мёда и съел, а задачу так и не решил.

СОРОКА. Я же тебе подсказывала не есть, подсказывала?..

ПОТАПЫЧ. Пусть не задают задачек с мёдом, потому что я его всё равно съем!

АЙБОЛИТ. А почему по зоологии плохо?

ПОТАПЫЧ. Потому что я белку назвал свиньёй. Это она мне так подсказала (Указывает на Сороку).

СОРОКА. Конечно, свинья! Орехами меня не угостила.

АЙБОЛИТ (Потапычу). Вот вам мой рецепт: не слушайте бессмысленных подсказок, учите всё сами – и у вас всё будет отлично.

ПОТАПЫЧ. Вот здорово! Вот спасибо!..

АЙБОЛИТ. Теперь вернёмся к дедушке Морозу (вынимает термометр, смотрит). Нехорошо, температура повышается на глазах…

ДЕД МОРОЗ. Снаружи жарко и в середине все горит!..

АЙБОЛИТ. Явный перегрев тела. Сильный жар… Что ж, будем гасить. (Протягивает Потапычу рецепт). Надо спасать деда Мороза!.. Срочно! К пингвинам – и обратно!

ПОТАПЫЧ. Я мигом. Я хоть и косолапый, но бегаю быстро! (убегает).

СОРОКА. И я с тобой!

АЙБОЛИТ. Нет уж! Я должен и вас полечить.

СОРОКА. А я ни на что не жалуюсь!

АЙБОЛИТ. Зато на вас все жалуются: думать мешаете.

СОРОКА. А вот и нет!..

АЙБОЛИТ. А-ну, скажите «А»!

СОРОКА. А, б, в, г, д…

АЙБОЛИТ. Нет, только «А».

СОРОКА. А, б, в…

АЙБОЛИТ. Откройте клюв… Так… Теперь покажите язык… (Вместо языка из клюва выпадает длинная шпаргалка). Всё ясно. Минуточку. (Большими ножницами отрезает шпаргалку). Теперь вы здоровы. (Слышен стук). Кто это?

СОРОКА. Раньше я бы подсказала, а теперь и не хочется.

АЙБОЛИТ. Войдите!

Вбегает Потапыч с лотком мороженого.

ПОТАПЫЧ. Принёс. Самое вкусное, шоколадное. Но я даже не попробовал, только всего две порции съел.

АЙБОЛИТ (протягивая лоток Деду Морозу). Приступайте к лечению.

СОРОКА. Ой! Я тоже себя плохо чувствую!

Дед Мороз ест мороженое. Ему явно легче, он распрямляется и радостно поёт, указывая на свой живот:

Холодно! Холодно!

Холодно внутри!

Дайте мне стаканчик

И добавьте три!

Спасибо, дорогой доктор! Спасибо!.. Мне намного легче!

****

ДЕД МОРОЗ.. Сейчас Волк придёт сюда и начнёт, как всегда, хвастать. Он такой хвастун! Он и штангу может поднять и в шахматы кого хочешь обыграет!.. Только он всегда говорит: я это завтра сделаю. А Ивашка посоветовал, чтоб вы, ребята, отвечали:

«Нет, нет, нет, нет,

Мы хотим сегодня.

Нет, нет, нет, нет,

Мы хотим сейчас».

Репетирует со зрителями.

Молодцы! Хорошо... А теперь давайте позовём Волка.

Ребята и Дед Мороз вызывают Волка на сцену.

ВОЛК (появляясь). Кто это меня зовёт?

ДЕД МОРОЗ. Это я и ребята. Вот скажи, Волк, можешь ли ты прыгнуть на пять метров в длину?

ВОЛК. Хоть на шесть. Да что там шесть! Хоть на десять.

ДЕД МОРОЗ. Прыгни, пожалуйста.

ВОЛК. Я сегодня не в форме. Я завтра прыгну.

Ивашка подаёт знак детям и они хором кричат.

РЕБЯТА. Нет, нет, нет,

Мы хотим сегодня.

Нет, нет, нет,

Мы хотим сейчас.

ВОЛК. Завтра. Только завтра.

РЕБЯТА. Нет, нет, нет,

Мы хотим сегодня.

Нет, нет, нет,

Мы хотим сейчас.

ВОЛК. Сейчас не могу. Мои покрышки износились. (Показывает дырки в кедах) Ни бегать, ни прыгать не могу..

Ивашка что-то шепчет Деду Морозу.

ДЕД МОРОЗ (вполголоса). А ты сможешь?

ИВАШКА (так же вполголоса). Не волнуйся дедушка, я каждое утро делаю зарядку и регулярно хожу на тренировки.

ДЕД МОРОЗ. Тогда, ладно. (Поворачивается к Волку) А боксом ты занимаешься?

ВОЛК. Ха? Спрашиваете! Да я самый чемпионистый чемпион! Я медведя могу свалить, и тигра, и слона... Один удар по башке, и все в нокауте!

ДЕД МОРОЗ. Давай устроим соревнования.

ВОЛК. Пожалуйста! Но не сейчас, а послезавтра. Я начну разогреваться - и пожалуйста. Жду вас послезавтра здесь с носилками. Всех уносить будете.

ЗАЛ (которому Ивашка снова подал знак).

Нет, нет, нет,

Мы хотим сегодня.

Нет, нет, нет,

Мы хотим сейчас.

ВОЛК. Сегодня не могу. В крайнем случае - завтра. Носилки не готовы.

ЗАЛ. Нет, нет, нет,

Мы хотим сегодня!

ВОЛК. Тогда не сейчас, а вечером.

ЗАЛ. Нет, нет, нет, мы хотим сейчас!

ВОЛК. Хорошо, согласен. Но не могу: у меня нет с собой боксёрских перчаток.

ДЕД МОРОЗ. Вот. (Протягивает ему найденные им перчатки).

ВОЛК. У нас нет ринга.

ИВАШКА. Сейчас будет.

Достаёт из кучи мусора эластичный бинт. Четыре девушки из кордебалета в костюмах секундантов натягивают его - получается ринг.

ДЕД МОРОЗ. Прошу!

ВОЛК. А с кем драться? Никто же не захочет. Вон как все дрожат.

ДЕД МОРОЗ. Сейчас мы найдём тебе противника. Ивашка, может, ты хочешь сразиться с Волком?.. Проучить его, чтоб не хвастался.

ИВАШКА. Попробую

ВОЛК. И ты меня не боишься?

ИВАШКА. Нет.

ВОЛК. Да я же из тебя котлету сделаю! Да я тебя так отколочу, как грушу. Да я!.. Из тебя!.. Котлету!..

ДЕД МОРОЗ. Не хвастайся, Волк. Посмотрим в бою. А кто будет судьёй?

ВОЛК. Старуха Шапокляк.

ДЕД МОРОЗ. Только не она.

ВОЛК. Тогда только не ты!

ДЕД МОРОЗ. Хорошо У меня ест предложение: мы сейчас проведём выборы независимого судьи.

Выбирают кого-то из зала, надевают на него ленту с надписью "СУДЬЯ". Идёт бой. Ивашка гоняет Волка по рингу, заставляет делать кульбиты и кувырки. В конце посылает его в нокаут.

ВОЛК (придя а себя). Это нечестно! Он - спортсмен! Где скорая помощь? (Убегает).

ДЕД МОРОЗ. Молодец, Ивашка! Вот тебе венок победителя. (Надевает на него венок с лентой: «Победитель Волка»). И получи на память мороженое.

ИВАШКА. Спасибо. Я его сейчас на память съем? (Уходит).

ДЕД МОРОЗ. А где же Волк?.. Здорово Ивашка его побил. Честно говоря, мне Волка даже стало жалко.

Слышны стоны. Появляется старуха Шапокляк и ведёт, поддерживая, Волка. Волк весь в гипсе, в бинтах, на костылях.

ШАПОКЛЯК. Где этот хулиган, который так побил моего шофёра?

ВОЛК. Ой... Ой... Бедный я, бедный!.. Он меня искалечил.

ДЕД МОРОЗ. Тебе плохо? (Волк стонет ещё жалобней). Потерпи, сейчас воды принесу. (Уходит).

ВОЛК. Ушёл?

ШАПОКЛЯК. Ушёл.

Волк срывает с себя бинты и гипс, отбрасывает костыли.

ВОЛК и ШАПОКЛЯК. Обманули дураков на сто двадцать кулаков!

Танцуют и поют.

Вторая песенка волка и старухи Шапокляк.

ВОЛК:

Все говорят, от волка

Нет никакого толка.

Что он зайца затравил,

Что он медведю нагрубил

Что он от Красной Шапочки

Оставил только тапочки.

ШАПОКЛЯК:

Все говорят о бабке

О бабке Шапокляпке,

Что ругается она,

Придирается она,

И в маленьких ребяточек

Стреляет из рогаточек.

ВОЛК:

Хочешь, верь или не верь

Но волк весьма разумный зверь:

На севере среди торосов

Крадёт обед у эскимосов.

ШАПОКЛЯК:

Хочешь верь или не верь,

Правду расскажу теперь:

Со старухой Шапоклякой

Сразу станешь бекой-бякой.

ВМЕСТЕ (ДВА РАЗА):

Мы научим деточек всяческим обманам

Из рогаточек стрелять и шарить по карманам.

 

 

ШАПОКЛЯК (после песни). А чего это дымом пахнет?

ВОЛК. И что-то красное там мелькает.

В глубине сцены - красные блики.

ШАПОКЛЯК. Где это ?

ВОЛК. В лесу.

ШАПОКЛЯК. Ой! Это мы шубу под деревом жгли, костёр не засыпали - дерево загорелось.

ВОЛК. Пожар!

ШАПОКЛЯК. Кошмар!

ВОЛК. Горим!

ШАПОКЛЯК. Бежим!

ВОЛК. А может, пойдём потушим?

ШАПОКЛЯК. Дурак ты, волк, для этого есть пожарники. Наше дело поджигать, их дело - тушить. Понял?

ВОЛК. Понял. Какая ты, старушечка - умнюшечка! Тогда пойдём, ещё что-нибудь подожжём!

Убегают.

 

РУСАЛОЧЬЯ БАЛКА

Александр ПОНОМАРЁВ

Драма в 2-х актах, для среднего и старшего школьного возраста.

Ролей: 5 мужских, 4 женских

Пьеса - победитель Международного литературного конкурса “Славянские традиции» - 2011, в номинации «Драматургия».

Русалочья Балка – название посёлка у озера, куда отправляется группа студентов на каникулы.

Как говорят старожилы, русалки здесь живут издревле.

С одной из таких див и посчастливилось познакомиться героям. Вот только принесёт ли эта встреча счастье самой русалке…

Акт 1.

Действие 1.

День подходит к своему завершению. На сцену выходит группа студентов: Женя, Юра, Лена, Кира. Они очень устали, шли, как видно, очень долго. На спине у каждого большой рюкзак. Парни, помимо всего, несут в руках сумки.

Лена падает на спину, лицом к зрителям.

ЛЕНА. Всё, привал, я дальше не иду. Хоть убейте меня.

Все смотрят на Женю, он здесь, видимо, за старшего. Взгляды ребят напряжены. Кира закусила губу. Она тоже устала, но не хочет казаться слабой. Она убирает со лба непослушную чёлку, крупные капли пота катятся по лицу.

Женя осматривает ребят. Выглядят они жалко. Одежда и обувь покрыты толстым слоем пыли. У Лены в волосах запутался репей. Женя усмехается.

ЖЕНЯ. Ладно, братва, привал полчаса. Жалко на вас смотреть.

Юра в изнеможении падает на пятую точку. Кира с достоинством садится, хотя видно, что это даётся ей с трудом. В это время к группе подходит Жанна. Она так устала, что даже ничего не может сказать. Она молча падает на землю и пытается вытащить плечи из лямок рюкзака. Женя подходит к ней и помогает. Жанна благодарно смотрит на Женю, но сказать ничего не может, только кивает.

Повисает пауза. Девушки пытаются отдышаться. Юра соломинкой щекочет Лену. Та нехотя отмахивается, потом, заметив, что Юрка потешается над ней, бьёт его по руке.

ЛЕНА. Юрка, хватит! И так еле сижу.

ЖЕНЯ. Господа, я вам говорил – попадаете по дороге. А вы мне что отвечали? Дойдём без проблем. Не торопясь, да с песней. Что-то песен не слышно! А уговор есть уговор.

КИРА. А никто и не отказывается. Вот посидим, отдохнём немного и дальше в путь. Правда, девочки?

Кира неуверенно смотрит на подруг. Те отворачиваются. Только Жанна продолжает тяжело дышать и смотреть перед собой в одну точку.

ЮРА. Тебе, Женька, конечно не впервой. Ты в армии, наверно, ещё не в такие походы хаживал!

ЖЕНЯ. Походы? Ха-ха-ха, а двадцать км, с полной боевой выкладкой, не хочешь? И не шагом, а бегом!

ЖАННА. Ладно. Не надо петь военных песен. Лучше расскажи - куда путь держим!

ЖЕНЯ. Да, я вроде рассказывал уже. Что? Повторить для особо одарённых?

ЛЕНА. Жанка собралась за десять минут. Я ей не успела ничего рассказать! Хорошо, что мать Юрку знает давно. А то бы ни в жисть не отпустила. В поход, да ещё на все каникулы.

ЖАННА. Да ещё в тьмутаракань какую-то. Озеро Долгое. Это же на краю вселенной. Уже пять часов чапаем. Далеко ещё?

ЮРА. Скаситте посаллуста, таллеко ли то Таллина? Та теперь усэ таллеко.

Все весело смеются. Они уже отдохнули.

ЖЕНЯ. Я ещё пацаном сюда с отцом приезжал. Рыбачили. Егерь здешний Иван Ильич - друг моего отца был. Воевали они вместе.

КИРА. Почему был?

ЖЕНЯ. Год назад похоронил я батю.

КИРА. Извини, я не знала.

Берёт Женю за руку, Но он нервно отдёргивает её и хмурится. Кира кусает губы и отходит на своё место. Женя собирается с духом и продолжает.

ЖЕНЯ. Озеро огромное. Вода в нём чистая, а рыбы – пропасть. Недалеко от озера село. И называется оно – Русалочья Балка.

КИРА. Ой, здесь, что русалки водятся?

ЖАННА. Русалки? Ерунда, какая. Женька! А змеи здесь наверное точно водятся?

ЖЕНЯ. По-моему, ты на одну из них присела!

Жанна осматривается. Из-под её рюкзака, действительно, торчит что-то похожее на хвост змеи. Жанна пронзительно визжит и подскакивает как угорелая, за ней вскакивают и разбегаются в разные стороны все девчата. Женя смело подходит к рюкзаку и достаёт из-под него старый резиновый шланг.

ЛЕНА. Женька - дурак! Ты чего так нас пугаешь?

ЖАННА. Я чуть не обхезалась!

Все начинают истерически хохотать. Это продолжается пару минут.

ЮРА. Я так сразу и подумал. Жанн, ты орала как потерпевшая!

ЖЕНЯ. Девчата, не бойтесь. Змеи здесь большая редкость. Ёжиков много, а вот земноводных всяких не встречал здесь.

ЛЕНА. Ёжики прикольные. Я их не боюсь.

ЖАННА. А чем ещё примечательна эта дыра?

Женя (хмурится): А я, между прочим, никого особенно с собой не звал. Сами напросились, а теперь ещё и кобенитесь.

Назревает конфликт, девочки хмуро смотрят на Женю, он на них. Повисает нехорошая пауза. Но тут ситуацию разряжает Юра.

ЮРА. Хватит ссориться. Вы что друг-дружке каникулы хотите испортить? А места здесь, девчата, очень живописные (поворачивается к Жанне), И никакая это не дыра, зря ты так!

ЖАННА (фыркнув): Если жизнь начать сначала в тот же день уеду я, с Ярославского вокзала в вологодские края! Так?

КИРА. Ленка, ты чего молчишь? Твоя сестра командует всем парадом. А, между прочим, ты за неё просила. Её, действительно, никто не звал. Договаривались вчетвером пойти.

ЛЕНА. А я что, виновата, что ли? Жанка сказала: «Не возьмёшь с собой, я всё матери расскажу, как ты с Юркой в подъезде целовалась!».

Все покатываются со смеху. Юра краснеет и отворачивается.

ЖЕНЯ. Ладно, сэры и сэрихи, разговор окончен. Что сделано, то сделано.

Ребята поднимаются, отряхивают пыль. Девушки осматривают друг друга. И все отправляются в путь.

ЖЕНЯ. (поёт) по долинам и по взгорьям шла дивизия в поход… (ребятам) а ну, подтягивай…

 

ВСЕ ХОРОМ: Чтобы с боем взять приморье, белой армии оплот…

Ребята уходят со сцены. Жанна плетётся последней. Юра, посмотрев на неё с сочувствием, берёт у неё рюкзак и надевает себе на второе плечо.

ЖАННА. Юрка, я всегда знала, что ты настоящий друг!

 

 

БИРБАЛИАДА ИЛИ КОЛОКОЛ ПРАВДЫ

Надежда ПТУШКИНА

Cказка для кукольных и детских театров в шести историях по мотивам индийского и персидского фольклора.

11 мужских ролей, а также Вол и Верблюд, зеваки, караульные, прохожие.

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ

ЗАГАДКИ ПАДИШАХА

Родник. Возле него - летние белые цветы. Дерево. В его тени расположились Падишах, вельможи и Бирбала.

ПАДИШАХ. Слишком жарко сегодня. Отложим дела. Побеседуем. Я хочу загадать вам загадку. Скажите мне, что всего светлее? (Смотрит на Бирбалу)

БИРБАЛА. (Сокрушенно разводит руками) Надо подумать, о, Владыка! Нелёгкий ты задал вопрос.

ПАДИШАХ. (Смотрит на Молодого Вельможу) Может, ты нам ответишь?

МОЛОДОЙ ВЕЛЬМОЖА. Простите, о, Повелитель! Это лёгкий вопрос. И думать не о чем! Всего светлее - вот эти белые цветы хлопка!

ПАДИШАХ. Пожалуй, ты прав. А ты, Бирбала, не смог ответить. Он молод, но умнее тебя. Может быть, пора поставить его на твоё место?

ТОЛСТЫЙ ВЕЛЬМОЖА. А я бы сказал - молоко.

ПАДИШАХ. Хлопок, хлопок... молоко...хлопок...молоко... А что ты скажешь, Бирбала? Мне больно, что ты не отгадал мою загадку!

БИРБАЛА. Владыка мира! День - вот что всего светлее, день, что мы видим постоянно. Не молоко, не хлопок, а день - вот истина. Вот единственный правильный ответ на твою загадку.

ПАДИШАХ. (С гневом) Что правильно, что неправильно, что истина, а что нет - мне решать, а не тебе! Ты слишком много возомнил о себе! Если ты не докажешь сегодня же мне свои слова, то получишь пятьдесят плетей!

БИРБАЛА. (Почтительно кланяется Падишаху) Позволь мне удалиться, о, Владыка мира! Мне надо кое что приготовить, чтобы доказать мои слова.

Падишах махнул рукой, позволяя Бирбале уйти. Вельможи засмеялись.

***

Бирбала во дворце, возле трона, ставит лохань, полную молока, рядом раскладывает белые цветы, закрывает ставни. Становится темно.

Возвращается Падишах с вельможами. Хочет подойти к трону и сразу попадает ногой в лохань с молоком. Лохань опрокидывается, Падишах падает, его обливает молоком. И он оказывается весь в цветочном пуху. Вельможи замерли в испуге.

ПАДИШАХ. (Сидя на полу, в страшном гневе орёт.) Кто тут наставил молока? Кто наложил хлопка? Кто посмел закрыть ставни?

БИРБАЛА. (Встаёт перед ним) Я, о, Повелитель!

ПАДИШАХ.(Вопит в ярости) Сто плетей ему!

Вбегают караульные и хватают Бирбалу за руки.

БИРБАЛА. Покровитель справедливости, выслушай меня!

ПАДИШАХ. Говори! Что ты ещё можешь сказать? Твоя шутка слишком дерзка!

БИРБАЛА. Я хотел... вы мне велели сегодня утром, доказать, как светел день... иначе пятьдесят плетей... вот мне и пришлось... ничего другого мне не оставалось. Если бы молоко и хлопок были светлее, вы бы на них в темноте не наступили. Потому-то я и говорю, что день всего светлее. А вот коли открыть ставни и впустить в комнату дневной свет, то темнота сразу пропадёт.

Молодой Вельможа распахивает ставни. Всё заливает свет.

ПАДИШАХ. (Караульщикам) Отпустите его!

Караульщики отпускают Бирбалу.

ПАДИШАХ. Твоё доказательство веское, но слишком дерзкое. (Вельможам) Осталась у вас ещё охота спорить с Бирбалой?

МОЛОДОЙ ВЕЛЬМОЖА. О, Владыка мира! Я не считаю себя глупее Бирбалы и готов с ним спорить.

ПАДИШАХ. (Вельможе) Ты умён, Тансен, но всё же, думается мне, не можешь тягаться с Бирбалой. Я покажу это на деле, а ты сам увидишь. (Хлопает в ладоши, Слуга подаёт ему письмо) Я приказываю тебе, Тансен, и тебе, Бирбала, отвезти это письмо правителю Бирмы. Смотри, Тансен, дело важное, тайное, никто другой с ним не справится. Неспроста я вас вдвоём посылаю. Поспешайте к Бирманскому махарадже, уладьте всё и поскорее возвращайтесь!

МОЛОДОЙ ВЕЛЬМОЖА. (Гордо) Исполним!

БИРБАЛ. (Себе под нос) Гляди в оба, Бирбала! Тут какая-то тайна, тут подвох!

МОЛОДОЙ ВЕЛЬМОЖА. (Себе) Исполню задание Падишаха и получу награду!

***

И уже Бирбала и Молодой Вельможа у ворот роскошного дворца.

МОЛОДОЙ ВЕЛЬМОЖА. Какие красивые тут улицы! Куда лучше, чем в Дели!

БИРБАЛА. Говорят, махараджа очень добр, любит подданных, народ его живёт припеваючи.

МОЛОДОЙ ВЕЛЬМОЖА. Добрее и справедливее нашего императора нет на земле! Он очень дорожит своими подданными!

Выходит Дворецкий.

ДВОРЕЦКИЙ. Добро пожаловать! Для чего прибыть изволили? Откуда путь держите, почтенные?

БИРБАЛА. Мы - жители Дели. Приехали повидать махараджу, привезли письмо от нашего Падишаха.

Ворота распахиваются.

Махараджа восседает на своём троне в окружении придворных.

МАХАРАДЖА. (Очень приветливо) Зачем пожаловали, дорогие гости?

Бирбала подаёт письмо Махарадже.

МАХАРАДЖА. Сейчас мы устроим для вас пир. Красавицы будут танцевать и петь для вас.(Распечатывает, читает, потом говорит с недоумением) Этих людей надо казнить за тяжкое преступление. Но в Дели этого сделать нельзя - народ может взбунтоваться. Поэтому, посылаю их к вам. Соблаговолите совершить кару, как мы просим.

СОВЕТНИК. Я диву даюсь, мой Повелитель!

МАХАРАДЖА. Тут непременно кроется какая-то тайна.

СОВЕТНИК. Надо посадить их на время в тюрьму, а там поразмыслим и поступим, как следует.

Махараджа хлопает в ладоши. Вбегают солдаты. Бирбала сам протягивает им руки, и ему надевают наручники. Молодой вельможа пытается вырваться, кричит “Бирбала, братец, на помощь!”, но его держат и тоже надевают наручники.

СОВЕТНИК. (Подходит к Бирбале, говорит с уважением) Причина этого наказания только ваше письмо. Это приказ вашего Падишаха. (Отходит)

БИРБАЛА. (Сам себе) Вот ведь что затеял Падишах, лишь бы сделать проверку нашему уму.

***

Бирбала и Молодой Вельможа, связанные, сидят рядом. Бирбала по-прежнему нарядный, а на Вельможе всё разодрано.

ВЕЛЬМОЖА. (Смеётся) Кто бы мог подумать, что мы вместе встретим смертный час?

Бирбала шепчет ему на ухо.

ВЕЛЬМОЖА. Нет, нет, я не согласен!

БИРБАЛА. (Снова шепчет) Лучшего средства я не вижу!

***

Виселица. Под ней на помосте стоят Бирбала и Молодой Вельможа. Неподалёку от них зеваки. Махараджа сидит и утирает слёзы. Бирбала что-то шепчет Вельможе, и тот весело хохочет.

МАХАРАДЖА. (Изумлённо) Он хохочет? Он сошёл с ума?

БИРБАЛА. (Делает шаг к Махарадже и тоже смеётся) Великий, добрейший и справедливейший! Прошу милости! Вешайте первым меня!

ВЕЛЬМОЖА. (Изо всех сил толкает Бирбалу) Нет!!! Этому не бывать! Я - первый!

БИРБАЛА. (Вцепляется в Вельможу и тащит от виселицы) Что ты говоришь? Я - первый!!!

ВЕЛЬМОЖА. (Бьёт Бирбалу) Хитрый какой! Первый я! Я!

БИРБАЛА. (Пихает Вельможу) О, Махараджа, повесьте первым меня! Я - первый министр! Повесьте меня первым!

МАХАРАДЖА. (Советнику) По-моему, они оба свихнулись?

СОВЕТНИК. Есть в этом деле какая-то тайна. Без причины никто в петлю не запросится.

МАХАРАДЖА. Ты прав. Повесить всегда успеем. Порасспросим-ка их сначала! Дорогие гости! Почему вы так рвётесь в петлю? Почему вам так не терпится умереть?

ВЕЛЬМОЖА. Это - тайна!

БИРБАЛА. Никак нельзя сказать! Большой урон мы потерпим.

МАХАРАДЖА. Что ж, коли не хотите говорить, всю жизнь просидите в тюрьме, там и помрёте!

Вельможа поспешно закрывает лицо руками, чтобы никто не увидел его радости.

БИРБАЛА. (Низко опустив голову) О, Махараджа! Делать нечего, придётся рассказать. Уже давно страна ваша, словно бельмо на глазу у нашего Падишаха. Он только о том и думает, как бы прибрать её к рукам, да руки-то коротки! Знает ведь ваше могущество! И один старый, очень умный брахман ему посоветовал...

ГОЛОС С НЕБЕС. Владыка мира! Укажу вам одно средство, очень даже простое. Пусть тамошний раджа казнит двух ваших подданных. В следующем рождении первый казнённый станет бирманским Раджой, а второй - его главным советником. Тот же, кто предаст их казни, всю жизнь будет прислуживать Падишаху. Так бирманское царство само попадёт к вам в руки.

БИРБАЛА. Будьте милостивы, не делайте проволочки, немедля прикажите нас казнить. И меня первого, за то, что я открыл вам тайну.

СОВЕТНИК. (Махарадже) Вижу я, как не терпится им помереть. И сдаётся мне, что он говорит правду. Разумный человек не станет сам себе вредить. Надобно отослать их обратно ни с чем.

МАХАРАДЖА. (Кивает Советнику и говорит Бирбале и Вельможе) Езжайте назад, в свою страну! А Падишаху скажите:” Раджа Бирмы тебе не слуга и твои приказы исполнять не желает. Коли хочешь кого казнить, сам на своей земле и казни. Я же не стану на себя брать грех за убийство.”

Вельможа кидается бежать, но Бирбала хватает его за руку и держит.

БИРБАЛА. (Важно) Вы уже приказали меня казнить, а теперь передумали. Не к лицу это великому владыке! (Падает на колени) Смилуйся, казни нас!

МАХАРАДЖА. Чего ради мне самому на себя беду накликать? (Кричит в гневе) Ваш Падишах для меня - пустое место! Убирайтесь из города! Эй, солдаты! Выкинуть их за стены города!!!

И вот уже Бирбала и Вельможа перед троном своего падишаха.

ВЕЛЬМОЖА. (С горячей обидой) Только лишь по милости Бирбалы остались мы живы и возвратились!

ПАДИШАХ. Я же тебе говорил, что Бирбала умнее тебя! Вот теперь ты и сам славишь Бирбалу!

ВЕЛЬМОЖА. Вы, как всегда правы, о, владыка мира!

 

 

РЕПЕТИЦИИ В МОНАСТЫРЕ

Лев ТИМОФЕЕВ

Трагедия в 7 сценах. Пьеса отечественного автора. Пьеса для бенефиса.

Мужская роль – 1, женская роль – 1.

Развитие интриги в пьесе абсолютно непредсказуемо, хотя сюжет довольно прост и реалистичен: два человека, известные актриса и актер, бывшие супруги, приезжают в один из современных женских монастырей, чтобы здесь, по благословению церковного начальства, «проникшись духом Истории» репетировать пьесу, сюжет которой – из истории 16 века, дни восхождения на московский престол и трагические годы краткого правления великой княгини Елены Глинской, матери Ивана Грозного.

Действие хоть и происходит в одном месте, но попеременно в двух разных временных пластах: то в наши дни, то в Кремле 16 века: сцены взаимоотношений бывших супругов чередуются со сценами репетиций исторической трагедии..

Пьеса совершенно беспрецедентна по своему оригинальному композиционному замыслу и предоставляет широкий творческий простор для самых смелых режиссерских решений. Женская роль, богатая глубокими переживаниями и резкими психологическими контрастами, предоставляет щедрые и разнообразные возможности вполне раскрыть талант актрисы.

Вот как отозвался о пьесе в письме к автору один из крупнейших театральных авторитетов нашего времени драматург Александр Гельман: «Сцены 16 века – замечательны: напряженный драматизм, интересные роли, перед нами подлинная, глубокая драма отношений, подлинная трагедийная ситуация. И вместе с тем очень яркий и в то же время трогательный драматургический эффект возникает при композиционном переплетении двух историй любви: наших современников и трагических персонажей «времен давно минувших». У хорошего режиссера и с талантливыми актерами спектакль может стать весьма заметным явлением современного театра».

Пьеса проста и вполне «бюджетна» при постановке: действие всех семи сцен, как уже было сказано, происходит в одном месте и практически в одних и тех же декорациях и при незначительных (что зависит от режиссерского решения) изменениях в костюмах персонажей.

* * *

Затемнение. Тихо, но все нарастая, звучит трансляция церковной службы. Теперь это мужской хор. На максимуме звука трансляция вдруг прерывается истошным женским визгом.

Свет.

Те же декорации, что в 1 сцене… но теперь это - 16 век. Москва. Кремлевские покои митрополита московского и всея Руси. Владыка ДАНИИЛ перед домашним аналоем, на котором раскрытая книга, - видимо, читал. В кресле, поджав ноги и закрыв лицо руками, юная ЕЛЕНА Глинская.

ДАНИИЛ (подходит к Елене): Что случилось, княжна?.. Руки от лица убери … Что? Не слышу.

ЕЛЕНА. Крыса пробежала… вон там.

ДАНИИЛ. О, Господи… От визга уши заложило. Девица нежная, а сила звука. (Прикрывает окно.) Скажут, пытает митрополит девчонку…

ЕЛЕНА (плачет): Ненавижу этот ваш Кремль. Крысиный город.

ДАНИИЛ (поднимает с пола четки): Четки потеряла, держи.

ЕЛЕНА. Не потеряла, в крысу бросила. Не попала.

ДАНИИЛ. Янтарь?

ЕЛЕНА. В Литве у нас все из янтаря. И крыс нету.

ДАНИИЛ (смеется): Крысы всюду. Где люди, там и крысы. В Литве – литовские крысы… (В чарку наливает вино из бочонка.) Выпей вина – успокоишься… Читаем дальше.

ЕЛЕНА. Погоди. Ничего не соображаю. Руки дрожат.

ДАНИИЛ. В монастыре, молодым монахом, я одну крысу приручил у себя в келье. В руки брал, гладил…

ЕЛЕНА. Сейчас! (Встает, ищет что-то на полу, в углу. Возвращается.)

ДАНИИЛ. Что там?

ЕЛЕНА. Там дыра в полу. Она оттуда выскочила. Заделай.

ДАНИИЛ. Сядь, княжна… Не княжеское дело, дыры заделывать…

ЕЛЕНА (садится на место): Крысу приручил...

ДАНИИЛ. Да… зимой под рясой согревал.

ЕЛЕНА : Przeraz’enie. (польск. ужас)

ДАНИИЛ. Умная! Придет и сидит, ждет, когда в руки возьму… Как ребенок малый.

ЕЛЕНА (пьет вино): Добрый, владыко... У тебя такие глаза добрые. Как жалко, что тебе жениться нельзя. Взял бы меня в жены. Ты бы мне каждый день книги читал, а потом пили бы вино и толковали прочитанное. (Протягивает ему порожнюю чарку).

ДАНИИЛ (наполняет и подает чарку): В хорошем вине, как в хорошей книге, глубокая мудрость: иная жизнь, иные миры. Один глоток хорошего италийского вина – и вся история человечества тебе открывается. На вкус.

ЕЛЕНА. История… на вкус… Владыко… Мне все время хочется у тебя благословения просить и губами к руке прижаться … хоть ты и крысу в руках держал, это ничего… Люблю слушать тебя. Голос твой мягкий… И науки твои люблю – все равно какие - твои. И разговаривать… Читай, читай дальше. Пока четки три раза не переберу, никуда не пойду, слушать буду. Матушка у Вознесения ждет … подождет… Читай….

ДАНИИЛ. На чем остановились?..

ЕЛЕНА (скороговоркой): Ибо во изгнании зде, есмы вси человеци, якоже писано есть, яко пришелци есмы зде и преселници. Не сие бо есть отечьство наше, но преселение и паче, истинно рещи изгнание…

ДАНИИЛ (изумлен): Не может быть. С одного раза запомнила? Ну-ка еще раз, я проверю…

ЕЛЕНА. Не сие бо есть отечьство наше, но преселение и паче, истинно рещи изгнание… Да я это и раньше читала.

ДАНИИЛ. Тсс… Я тебе сколько говорил: девице самой читать нельзя, зазорно… Адской бездне душу обрекаешь… Умная больно!

ЕЛЕНА. Умная, как крыса. Можешь спрятать меня под рясу.

ДАНИИЛ. Прости, Господи, меня грешного: слушаю, терплю…

ЕЛЕНА. Мне читать не зазорно. Здесь в Москве мы, Глинские, чужие. У нас все по-другому. Видишь, у меня на четках Матка Боска Ченстоховска… Яко пришелци есмы зде и преселници – это про нас, про нашу семью.

ДАНИИЛ. Нет, в мире, в миру то есть, все люди – вообще все люди – в изгнании. Как праотец наш Адам и жена его Ева были изгнаны из Рая, так мы, дети их, странствуем, неведомо где, мечтаем вернуться к Отцу нашему небесному.

ЕЛЕНА. А я мечтаю вернуться в Литву, в Польшу. Ваш Кремль крысиный ненавижу, Москву… полгода грязь, болото, телеги увязают, а полгода снег, люди по пояс увязают. Ненавижу Русь вашу немытую и пьяную…

ДАНИИЛ. Уймись, раба!… Я добрый, добрый… Ишь, начиталась: Запад, Литва, янтарь у нее… Возомнила… Ты здесь, на Москве родилась, я сам и крестил тебя, и попку поцеловал на счастье – и ничего особо литовского или польского не увидел… здесь и выросла красавицей… ЕЛЕНА. Тихо, не кричи так, владыко. Ты сам-то не чувствуешь? Тревога, страх… нет? Бежать отсюда хочется. Бежать… бежать, куда глаза глядят. Бежать.

ДАНИИЛ (крестит ее серебряным наперсным крестом): Молись. Слишком много чувствуешь.

ЕЛЕНА. А я не хочу меньше: что чувствую, то знаю. Чего не чувствую, того, может, и нет совсем.

ДАНИИЛ. Как-то это заумно… На исповеди покайся…

ЕЛЕНА. Я, владыко, правда – грешница… Вот мне тут недавно грешный сон приснился, будто я на балу во дворце Сигизмунда. В Кракове. Король дворец перестроил, и в честь этого – бал. Матушка сказывала, как это бывает… Музыка, и я танцую… (Поет без слов.) Кавалеры: прошу, пани… и снова: прошу, пани… И ты там тоже был, только не в рясе, а… стыдно вспомнить… А я кружусь, кружусь, голова кружится от счастья, как от вина… Утром проснулась – офеня под окнами как ворон кричит, не разобрать что, голос противный. Но все равно, встала счастливая… голова все кружится, кружится… хожу и пою. Матушка накричала, вышивать посадила… а в ушах музыка, глаза не видят. Иголкой тычу – укололась… кровь увидела, заревела – не от боли… так, себя жалко стало… Там танцуют, а я здесь иголкой укололась… Вечером ложусь, думаю, – Краков приснится… Нет… и всё, пропала музыка …

ДАНИИЛ. Соблазн, бесовство. Постом и молитвой изгоняется род сей. И я за тебя помолюсь.

ЕЛЕНА. Наши бабы дворовые поют, как воют. Красиво, но сердце рвут… И я иногда выхожу к ним и тоже вою с ними вместе… ходим по двору – и воем (поет враспев, с долгими гласными, с повторами) : «Черный да ворон воду пил… Не допивши да полетел…»… Называется хоровод … такая тоска… так мне их жалко!

ДАНИИЛ. Каких еретиков, княжна, начиталась? Максима что ли Грека? Вассиана Патрикеева? Диссиденты трижды окаянные… Проглядел… Или это еще раньше отложилось, до меня?

ЕЛЕНА. Страшно жить здесь, владыко. Я матери говорю: давай уедем, вернемся в Литву. Она говорит, нельзя.

ДАНИИЛ. Я тебя не слушаю.

ЕЛЕНА. Почему нельзя? Почему уехать называется бежать. И если про кого узнают, что хочет уехать, в железы заковывают или сразу убивают?

ДАНИИЛ. Не слушаю, уши заткнул.

ЕЛЕНА. Мать моя, княгиня Анна, ездила как-то казнь смотреть и меня взяла, заставила. Ей нравится: как топор – тук! – кровь хлынула, она разрумянилась, дышит часто – хорошо ей… А я… мухи черные над плахой прямо тучей… крысы стаями… меня и вывернуло… Мать больше не возила… Кого-то, говорят, сожгли на Москва-реке в срубах… Вот зрелище!.. И новые поставили – ждут что ли кого-то?

ДАНИИЛ. За такие речи – знаешь… Здесь на Руси, княжна, мы среди врагов живем. На карту смотрела? (Показывает по карте.) На юге – Крым, татары, на востоке – Казань, татары, на западе – твоя Литва, поляки, на севере – немцы, Ливония… Уехать, равно, к врагу перебежать.

ЕЛЕНА. А если со всеми в мире жить, в дружбе?

ДАНИИЛ. С еретиками, с бессерменами какая дружба? Вот, например, в Литве твоей, в Польше они для причастия хлеб не заквашивают, опресноки берут… Вином не причащаются. И крестятся не справа налево, как положено, а бесовским крестом – слева направо… Прости, Господи… Какая дружба? Был Рим – в папскую ересь впал, в латинство. Второй Рим – Царьград, Константинополь… были они в вере нетверды и за то Бог наказал, завоеваны неверными … Москва – Третий Рим. Кроме как на Руси, истиной веры во всем мире не осталось. Нигде! Бежать из Руси – от Бога отречься.

ЕЛЕНА. Все равно… Если бы могла, бежала бы. Бог повсюду един.

ДАНИИЛ. Молчи! Не в оковах живешь, а душа в плену… Дай-ка мне эти твои четки.

ЕЛЕНА. Зачем тебе?

ДАНИИЛ. В огонь брошу. Освобожу тебя. Янтарь – латинство, грех.

ЕЛЕНА. Не отдам. Тогда и меня – в огонь.

ДАНИИЛ. Ишь, какая… а крысу боишься.

ЕЛЕНА. Мы, Глинские, князья литовские…

ДАНИИЛ. Вы – Глинские. Помню, как твой отец и дядя сюда из Литвы бежали. Что-то они там натворили… Их приняли. Отец твой покойный государем обласкан был. Прижились. Матерь твоя… Да вон она, отсюда вижу, из церкви вышла, сияет от счастья… Еще бы не сиять, сам великий князь Василий Иванович всея Руси на дочь ее глаз положил… А мамаша - великокняжеская теща будет. Не мало!

ЕЛЕНА (приняла за шутку, смеется):. Она - великокняжеская теща… Ой, не могу! Хотела бы я на нее посмотреть… (Осознала.) Что?! Как так? Что говоришь?

ДАНИИЛ. Ай, проговорился… Да ладно… Что ж я, зря что ли с тобой второй месяц тут… Мало кто знает… но теперь и тебе пора: на Рождество, чадо, великой княгиней тебя нарекут. А на Крещение и обвенчаем.

ЕЛЕНА. Что ты! Этого не может быть… Как?.. Я тебе не крыса прикормленная, чтобы так запросто в руки взять.

ДАНИИЛ. Ну да, ты гордая полячка… Князю этим и приглянулась.

ЕЛЕНА. А я-то… Этого не может быть.

ДАНИИЛ. Как не может быть, если мои приказные уже Грамоту приготовили. (Берет в руки грамоту. читает.) Наказ по всем церквам, по всем епархиям, чтобы о здравии новонареченной великой княгини Елены Бога молить и поминать на ектениях вместе с именем великого князя…

ЕЛЕНА. Нет, нет, нет.

ДАНИИЛ. Русь тебе плоха... Русь твоя теперь – мужеского рода. Муж твой будущий – вот вся твоя Русь Великая.

ЕЛЕНА. Нет, владыко… Это ты так хочешь, да? Я знаю, ты меня любишь… Не надо… Порви грамоту… Великий князь женатый, они венчаны. Двадцать лет с Соломонией прожил. Зачем я? При живой жене! Двоеженец он что ли? Он же старый: двух жен не потянет… Господи, помилуй…

ДАНИИЛ. Двадцать лет женат, а наследника нет.

ЕЛЕНА. Ну и что? На все воля Божья. Значит, так надо… И Господа благодарить.

ДАНИИЛ. Пустое говоришь. Государь наш Василий Иванович все уже решил.

ЕЛЕНА (в отчаянии): Государь… решил?

ДАНИИЛ. Я что могу… ты от меня теперь отдалилась, и мне – только издали любоваться. Твоя жизнь теперь – дело государственное…

ЕЛЕНА. Попала…

ДАНИИЛ. Безвластие державе смерть. Наследника нет, державу кому оставить? Князь перед Богом в ответе за нас за всех, за Русь Великую, за веру православную.

ЕЛЕНА. Нет, нет, завтра сама к Соломонии пойду, челом бить стану.

ДАНИИЛ. Забудь! Нет больше великой княгини Соломонии.

ЕЛЕНА. Убили?!

ДАНИИЛ. Зачем, постригли.

ЕЛЕНА. Potwo’r … Чудовище…

ДАНИИЛ. Ибо сказано: неплодную смоковницу посекают и измещуть из винограда… Вчера постригли. Я благословил. В Суздаль, в монастырь…

ЕЛЕНА. Страшно, владыко…

ДАНИИЛ. Все чисто… И венчать сам буду. Обручается раб божий Василий рабе божьей Елене… Обручается раба божья Едена рабу божьему Василию… Великая княгиня Бюллетень

Елена всея Руси… Страхи свои забудешь… Я же, монах недостойный, глядя издали на тебя, тоже буду счастлив: красавица, умница… Что ж, каждому свое счастье. Я тебя крестил, я тебя обвенчаю, еще и детей твоих, Всея Руси наследника крестить буду.

ЕЛЕНА (вплотную подходит к нему): Скажи, владыко, я, правда, красивая?

ДАНИИЛ (отшатывается, отходит подальше): Да ты что. Какой бес в тебя вселился?

ЕЛЕНА. Месяц к тебе за наукой езжу. Ты, понятно, монах… О плотских грехах трактаты пишешь. Помню, ты мне читал… истинный христианин должен распинать свою плоть со страстьми и похотьми, умерщвлять свои… эти… уды… Но я вижу, как ты иногда на меня смотришь… Как вздрагиваешь, когда я губами к руке твоей прикладываюсь, и руку не сразу отнимаешь. Как носом водишь… Я вижу, ты мужик, живой… Неужели понять меня не можешь? Я – человек, не крыса, которую приручить можно… Какая из святых в монастырь из-под венца сбежала – в «Кормчей книге» написано?.. Может, договоримся? Скажи, блудницей оказалась, на исповеди, мол, призналась – и великого князя не достойна… Давай, давай, совершим эту сделку… В монастырь лучше.

ДАНИИЛ (берет в руки икону, как бы защищается ею): Изыди, сатана.

ЕЛЕНА. Нет, нет, нет!

ДАНИИЛ (возвращает икону на место): Владимирской заступнице надо молиться, а твоя Ченстоховска – видишь, куда заводит…

ЕЛЕНА (плачет): Нет, нет, нет!

ДАНИИЛ (смеется): Вот ладно! Великий князь велел позаниматься с тобой, подготовить. Скажут: вот подготовил монах невесту. В тех срубах нас и сожгут вместе, бесом одержимых.

ЕЛЕНА. Да! Как хорошо – вместе!.. Господи, как же быть?

ДАНИИЛ. Как быть – радоваться! Великий князь – мужик, победитель, татар прогнал, Смоленск у Литвы отвоевал. И тебя не так просто берет – завоевать хочет… Утром видел его: он бороду сбрил! (Смеется.) Где такое видано? Мужику под пятьдесят, а он без бороды. В средней юности суще… Тебе, чадо, понравиться хочет. Бережно возляжет с тобой, чтобы кожу твою нежную бородой не поцарапать…

ЕЛЕНА. Мне нельзя. (Шепотом.) Я грешница, владыко.

ДАНИИЛ. Как? В чем грешна?

ЕЛЕНА. Я не сказала тебе. Я давеча во сне не одна кружилась. Я с князем Иваном обнявшись, кружилась. Тесно так обнялись, прижались крепко. Я его всеми чувствами чувствовала… как блудница… И вдруг мне так хорошо сделалось… никогда так не было… И проснулась счастливая.

ДАНИИЛ. Что чувствовала? С каким еще Иваном?

ЕЛЕНА. С Иваном Оболенским.

ДАНИИЛ. С Овчиной? Его Овчиной прозывают.

ЕЛЕНА. С ним.

ДАНИИЛ. Кружилась?

ЕЛЕНА. Ну да, кружилась.

ДАНИИЛ. Как кружилась? Во сне или наяву?

ЕЛЕНА. Не знаю. Во сне… но как все равно наяву.

ДАНИИЛ. Как не знаешь… Тьфу. Тебя же вчера мать в бане осматривала: говорит, все там у тебя на месте. Еще и боярыни посмотрят… Напугала… Блудница!.. Да и Овчина этот женатый уж лет пять как… Ох, напугала… Ты это, смотри…

ЕЛЕНА. Не хочу. Думать противно… И страшно.

ДАНИЛА: Смирись, чадо! Воля княжеская – Божья воля. Противиться – грех! Не князю в постель – Богу в руки попадаешь. Господь смотрит с небес и радуется. Русь наша чем сильна? Смирением. Послушанием.

ЕЛЕНА. Чувствую и знаю, что будет… ДАНИИЛ. Опять… Я тебя сейчас матери сдам с рук на руки. И велю, до венчания запереть и одну не оставлять – ни днем, ни ночью. Уж она-то удачу не упустит… Молись своей Матке Боске Ченстоховской.

ЕЛЕНА. О беззаконии нельзя молиться.

ДАНИИЛ. Ты о душе своей молись… И обо мне, монахе грешном… Ты же мне не чужая… Все вижу, все понимаю… Прости меня Господи, что в огнь бросаю чадо сие… Имени твоего ради… Будь милостив к ней, сохрани ее и помилуй… Молись со мной.

Затемнение.

 

 

Уважаемые авторы!

 

Ежеквартальный бюллетень "Авторы и пьесы" Российского Авторского общества
 с 2015 года выходит исключительно в интернете.
 Бюллетень создан с целью анонсирования пьес драматургов (зарегистрированных членов РАО).
 Публикуются отрывки из пьес и аннотации к ним. Прошу направлять ваши материалы, а также вопросы редактору бюллетеня на адрес \n Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. "> \n Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. " data-mce-href="mailto: \n Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. "> \n Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. , 
Ремизовой Евгении Михайловне (только для зарегистрированных авторов РАО) или же на адрес \n Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. "> \n Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. " data-mce-href="mailto: \n Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. "> \n Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. , Жамалетдиновой Зухре Зинятулловне (только по вопросам регистрации в РАО авторов и пьес). Департамент регистрации прав  +7 (495) 697-4844.

В бюллетене также есть возможность опубликовать ваши заметки о проводимых читках пьес, ваших премьерах, историях постановок, и т.д. Расскажите об опыте сотрудничества с театрами, переводчиками, о письмах поклонников. Все, что может быть интересно коллегам-драматургам и представителям театров. Формат свободный. Не оплачивается.

Для публикации аннотаций и отрывков из пьес на сайте РАО и на сайте www.authorsandplays.ru (компания Intermedia, партнер РАО) необходимо придерживаться следующих рекомендаций:

 

  1. В теме письма указывайте ваше имя и название пьесы. Например: Надежда Птушкина, Пока она умирала. Если вы отправляете материалы двух и более пьес, укажите в теме письма все названия. Это нужно мне для поиска по почте.
  2. Сохраняйте всю переписку в теле письма, чтобы я могла отслеживать историю переговоров.
  3. Всегда оставляйте внутри документа ваш электронный контакт. Ваши контакты не будут опубликованы, но они нужны редактору.
  4. Пожалуйста, объединяйте аннотацию и отрывок в один документ (файл)!
  5. Называйте ваш документ (файл) всегда следующим образом (используя знак подчеркивания между именем и названием): Ваше имя и фамилия_Название пьесы. Написание должно быть на русском языке.

Например:

 

Надежда Птушкина_Пока она умирала

Леонид Зорин_Адвокат

 

  1. Пожалуйста, используйте только шрифт Times New Roman, кегель 12. Соблюдайте по образцу выбор шрифта: строчный, прописной (название пьесы, фамилия автора, имена героя в отрывке), курсив (имя автора, информация о пьесе, аннотация, весь отрывок, кроме имен героев).
  2. Поля страницы: сверху и снизу – 2 см, слева – 2 см, справа – 2 см. Отступ (абзац) – без отступа.
  3. Жанр. Пожалуйста, выберите один из следующего списка: комедия, трагедия, драма, мелодрама, трагикомедия, комедия положений, лирическая комедия, сатирическая комедия, водевиль, фарс, пьеса в стихах, авторский жанр. Если ни один из указанных вам не подходит, дайте свою формулировку, а в скобках напишите «авторский жанр». На сайте работает поисковая система, которая будет отсортировывать в поиске пьесы по жанрам.
  4. Укажите рубрику: иностранная пьеса, пьеса для детей и юношества, детская пьеса (кукольные, музыкальные и пр.), пьеса отечественного автора, пьеса для бенефиса, другое. Если ни одна из перечисленных рубрик вам не подходит, укажите свою (в поисковике ваша пьеса будет найдена при выборе категории «другое»)

Образец оформления самого документа:

Ваша электронная почта.

НАЗВАНИЕ ПЬЕСЫ

Имя ФАМИЛИЯ (псевдоним) драматурга

Имя ФАМИЛИЯ (псевдоним) переводчика

Жанр, рубрика, число мужских ролей, число женских ролей

Аннотация

Аннотация должна сразу привлечь внимание к пьесе. Избегайте «каталожных» формулировок. Анонс должен заинтриговать читателя, увлечь. Озвучьте главный конфликт пьесы, интригу, расскажите о достоинствах, особенностях пьесы. Раскройте все ее выигрышные характеристики! Чем интересны главные герои ваших историй? Для какого зрителя написана пьеса?... Учитывайте, что именно этот анонс и отрывок должны заинтересовать театр настолько, чтобы появилось желание прочесть вашу пьесу целиком. Рекламируйте свой труд и талант!

Форма произвольная. Рекомендуемый объем – половина страницы.

Отделяйте текст аннотации от текста отрывка тремя звездочками (***)

 

* * *

Отрывок из пьесы : 2-3 лучшие страницы (можно и больше, до 10 страниц). Не обязательно подряд. Это может быть 2 отрывка – завязка конфликта и кульминация, например. Учитывайте, что по отрывку театр будет судить о пьесе.

СЕРГЕЙ. Присягаю. Это правда.

ТЕТЯ ЛЮБА. С ума сошла!

ЗИНАИДА. Четверть его зарплаты. А у нас будет ребенок.

СЕРГЕЙ. Мы решили опять к вам. И дешевле, и, главное, веселее. Еще чуть-чуть и я бы там свихнулся. От тоски. Поговорить не с кем. Засыхал.

ТЕТЯ ЛЮБА. А жена на что?

  1. Проставляйте номера страниц (только автоматической функцией через Меню-Вставка-Номера страниц)
  2. Не используйте колонтитулы.
  3.  Обязательно посмотрите предыдущие публикации на сайте www.intermedia.ru/authors_and_plays, чтобы понять, как выглядит анонс на главной странице бюллетеня и на индивидуальной странице автора. Обратите внимание, что первая строчка анонса появляется в общем списке всех материалов, поэтому очень важна самая первая фраза анонса.

В социальной сети Facebook я зарегистрировала страничку, в качестве площадки для открытых обсуждений вопросов, касательно публикаций в бюллетене Авторы и пьесы. Для доступа к этому форуму необходимо зарегистрироваться в Facebook (бесплатно).

https://www.facebook.com/authorsandplays

 

Если вы хотите, чтобы ваш отрывок был размещен в группе на Facebook, напишите мне об этом в письме. Без вашего разрешения отрывки публиковаться не будут. Преимущество – мгновенная публикация – 1-2 дня.

 

 

F.A.Q. часто задаваемые вопросы:

 

  1. Публикация на сайте бесплатна.
  2. Ограничений по количеству материалов нет, но есть ограничение по скорости публикации.
  3. По данной ссылке вы найдете архив выпущенных номеров:  http://rao.ru/index.php/polzovatelyam/teatram/avtory-i-pesy
  4. Публикация всех материалов дублируется и на сайт РАО (http://rao.ru/index.php/polzovatelyam/teatram/avtory-i-pesy), и на сайт партнера РАО – компании Intermedia www.intermedia.ru/authors_and_plays .
  5. Материалы всех авторов со временем будут опубликованы, но сейчас образовалась очередь и пока нет возможности составить предполагаемый график публикации.
  6. Файлы PDF не принимаются!!! Только файлы, созданные в программе WORD, с расширением doc, docx, rtf.
  7. Перепечатка материалов сторонних авторов, корреспондентов, журналистов, без их личного согласия невозможна.
  8. Фото, рисунки, программки, видео не принимаются. Но вы можете их опубликовать самостоятельно в Facebook.
  9. Материалы можно присылать в любое время года. Бюллетень на сайте РАО и Интермедиа выходит 4 раза в год, в начале календарного сезона (декабрь, март, июнь, сентябрь).

С наилучшими пожеланиями,

Евгения Ремизова

Редактор бюллетеня