Выпуск 3/2014

Не стало нашего замечательного товарища – Геннадия Георгиевича Демина. Да, утраты, сопровождающие жизнь, – человеческий удел, и всем нам памятны мудрые строки поэта:

“… Не говори с тоской: их нет! Но с благодарностию: были!”

И все-таки, и все-таки… Когда совсем недавно слышал голос друга, коллеги — голос слабый, усталый, но все тот же, его голос – верилось, что, Бог даст, снова услышишь его, обменяешься – пусть самыми короткими – фразами. Не случилось…

Говорить о Геннадии в прошедшем времени – не выходит. И не только потому, что еще слишком свежо чувство утраты. Главное, я думаю, в самой личности Геннадия, Гены Демина – человека театра в самом полном и точном смысле этого слова. Вот уж подлинно: и он всех знал, и его все знали. Геннадий, театровед, театральный критик и педагог, переводчик, знаток классической и современной отечественной драматургии и театра и при этом прекрасно осведомленный о том, что интересного происходит на зарубежных сценах; человек, свободно владеющий двумя иностранными языками (в театре “Человек” сейчас идет, в его переводе с французского, пьеса Р. Топора “Зима под столом”), – он знал и умел столько, что этого бы хватило на целую команду.

При этом он совершенно не стремился к тому, что на нашем современном “новоязе” называется “карьерный рост”. Кандидатскую диссертацию он защитил, уже будучи зрелым человеком, известным театральным критиком, а посвящена она была одному из самых крупных и ярких явлений нашего современного театра: “Вампиловские традиции в социально-бытовой драме и ее воплощение на столичной сцене” (1986).

При своих знаниях, таланте и работоспособности, Демин вполне мог бы пойти дальше по традиционной академической стезе: стать членом кафедры одного из творческих вузов, продвигаться там по служебной лестнице. Однако он избрал иной путь, более свободных и разнообразных занятий: писал для ведущих театральных изданий, преподавал основы профессии будущим практикам театра (дольше всего – на актерском факультете Международного славянского института), активно участвовал в проведении театральных конкурсов и фестивалей не только в столице, но и в различных регионах России. Работа с молодежью была для него одним из самых важных занятий; для тех, кто у него учился, он в числе самых уважаемых и любимых преподавателей.

Критиком Геннадием Деминым написано множество работ в самых разных жанрах, от классической рецензии – разбора спектакля до театрального фельетона. Их можно оценивать по-разному, соглашаться с автором или спорить с ним, но одно несомненно для читателя: эти строки принадлежат человеку, глубоко осознающему понятие “достоинство профессии”.

Геннадия совершенно не интересовали регалии и награды, но, думаю, что присуждение звания лауреата почетной премии РАО за 2007 год доставило ему удовольствие: так была отмечена его работа в качестве бессменного главного редактора бюллетеня РАО “Авторы и пьесы”, предназначенного для театров России.

Среди разнообразных дел Геннадия, связанных с театром, было одно, которое должно было вырасти в серьезное исследование русской речи, по своему замыслу далеко выходящее за рамки предмета “сценречь”. Суть того, чем занялся Геннадий, -передача смысла, заключенного в тексте автора, через звукопись – то есть не прямым, не рациональным, а гораздо более тонким, глубинным путем. Нет нужды объяснять, сколь это важно для актера, для театра в целом; неудивительно, что семинары Демина по этой теме вызывали живой интерес слушателей – актеров и режиссеров.

Хотелось бы надеяться, что эта работа, начатая Геннадием, будет продолжена другими, прежде всего его молодыми учениками. А еще – чтобы нашлись силы и средства на издание сборника работ театроведа и критика Геннадия Георгиевича Демина.

Несколько человек, знавших Гену, услышав о его кончине, не сговариваясь, сказали: “Светлый был человек”.

Лучше и точнее не скажешь. Царствие ему Небесное.

Валентина Ряполова

 

ПЬЕСЫ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ АВТОРОВ

Александр Игнашов
ЗА ЧТО Я ВСЁ ПОМНЮ?

Драма в двух частях
Роли: 3 женские, 1 мужская. Декорация: спальня.

Александр Викторович Игнашов. Кандидат филологических наук, член Союза писателей России. Драматург, прозаик. Окончил Литературный институт им. Горького (семинар драматургии В.С. Розова, И.Л. Вишневской). Главный редактор телеканала «ДЛД» (Самара), зам. главного редактора журнала «Самарские судьбы».

Осуществлены постановки спектаклей в театрах России, Германии, Швеции. Лауреат Всероссийской премии «Хрустальная роза Виктора Розова», лауреат конкурса «ТЭФИ-Регион». Пьесы публиковались в журналах «Современная драматургия», «Литературная учёба», «Пролог», «Крещатик», «Перформанс», «Русское эхо». В июне 2014 года пьеса «В лунном сиянье снег серебрится» по итогам конкурса драматургии СТД РФ была представлена в формате эскиза спектакля в Смоленске на семинаре «Авторская сцена»

* * *

Судьба знаменитой актрисы – посвятить всю себя искусству, дожить до глубокой старости, пережить всё и всех, остаться в одиночестве, в плену у собственной памяти и болезни… Она постоянно играет, умирает, воскресает и снова играет. А они всё так же приходят к ней – её дочь, мужчина, которому она позволяла себя любить и его женщина…

МАРЛЕН. Кто здесь? Ты? Пришла, чтобы добить меня? РУТ. Я всё реже выхожу из дома.
МАРЛЕН. Нервы. И одиночество. Я уже лет десять не встаю с постели. А в остальном – грех жаловаться. Представь себе, и у меня могут быть проблемы! Не читала в газетах? Впрочем, они ещё и не то напишут. (Пауза). Ты что, тоже умерла? Ты умерла или нет? Молчишь. Вот и я молчу. Будем молчать вместе. (Напевает после паузы): «Есть ли что банальней смерти на войне и сентиментальней встречи при луне»…

Звучит мелодия «Lili Marlen». Вновь в комнате появляется Эрих. МАРЛЕН (после паузы). Ты пришёл за мной? Я спрашиваю – за мной?.. Вы что, сговорились оба? Стоят и молчат!.. Где моя дочь? Где Мария? Почему она не разбудит меня?..

ЭРИХ (Рут). Здравствуй, ангел мой! РУТ. Здравствуй, мой ангел! ЭРИХ. Видишь, мы стали соседями.
МАРЛЕН. Какими соседями? Какие, к чёртовой матери, ангелы?
РУТ (Эриху). Знаешь, я научилась готовить.
ЭРИХ (Рут). Полетт не знала, как вскипятить чайник.
МАРЛЕН. Какой чайник? Что происходит, в конце концов? Я что, сошла с ума, спятила?
ЭРИХ (Рут). А ты, я смотрю, не в духе. В чём дело? МАРЛЕН. Это я не в духе! Это у меня в чём-то дело!..
РУТ. Он протестант. И он женат. И жену он не бросит. В наших отношениях ничего нового. Он колеблется, как маятник, прежде чем решится хоть на что-то. Почему я такая дура?
МАРЛЕН. Вы оба издеваетесь надо мной?
РУТ (Эриху). А ты не погуливал с Полетт, когда был женат на Жанне? (Напевает под звучащую мелодию). «Возле казармы, в свете фонаря»…
ЭРИХ. Любая хористка лучше знает, как обращаться с мужчиной, чем ты! РУТ (напевает). «Кружатся попарно листья сентября». ЭРИХ. Если он тебя любит… РУТ. А если – нет? МАРЛЕН. Послушайте, вы!..
Игорь Муренко
КЛАД КРЕМ, или ПРИЕМ ВЕДЕТ ПСИХОЛОГ

Веселая история про серьезные вещи в 2-х действиях. Роли: 1 женская, 4 мужских.
Декорация: кабинет психолога, пляж в Турции, кладбище, крематорий.

Игорь Муренко – автор пьес, спектакли по которым становились лауреатами театральных фестивалей в России, на Украине, в Белоруссии, Узбекистане, Казахстане, Болгарии и Франции.

Предлагаемая пьеса для тех, кто собирается на прием к психологу из-за семейных проблем, для тех, кто столкнулся с изменой, разочаровался в любви и близок к отчаянию, для тех, кто мучительно размышляет о выборе у последней черты: что предпочесть для своего тела после смерти – кладбище или крематорий? Консультации у психолога, гипноз, динамическая медитация, техника остановки мысли избавят от депрессии и вселят надежду: ведь похоронная дилемма не имеет никакого значения -со смертью нас ожидает не темнота и небытие, а свет и новая жизнь, а значит и новая любовь.

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА. Хорошо. Как на даче. (Садится на скамейку возле одной из могил и усаживает рядом с собой директора крематория). Давай, садись. Чуешь -жизнью пахнет. Только на кладбище жизнь и замечаешь. В городе, в толпе – какая жизнь? Кто ее замечает? Все рвут вкруголя, на все четыре стороны с бешеной скоростью. Домой прибегают взмыленные. Поели, поругались, зубы почистили, и в кровать, на репетицию – лежать – привыкать к долгому лежанию в земельке. Утром вскочили, зубы почистили, поели, поругались – и айда вновь скакать, других в клочья рвать. А ночью опять на репетицию. А здесь тихие, смирные. Лежат и понимают – вот она жизнь. Только здесь она и чувствуется – когда руками ее из-под земли уже нельзя пощупать, помять. А ты – крематорий, крематорий.

Рядом, метрах в ста в темноте мужской нетрезвый голос запел:
«Ты будешь вечно над могилою – гореть, сиять, моя звезда».

Женский голос его быстро оборвал и пение прекратилось.

Бомжи это. Насобирали водки, печенюх, конфет, колбасы, хлеба, наелись, напились, петь потянуло. Запомни – работу потеряешь, жрать нечего будет – трись возле кладбища, не пропадешь. Оно тебя накормит, напоит. Здесь всего навалом. Почти у каждой могилки жратву найдешь. Кладбище тебя в беде не бросит. Оно почище всякого Пенсионного фонда и Собеса. Накормит и справки не спросит. Могилки – это опора каждой семьи, ее корни. Только здесь все родственники встречаются. Где еще их соберешь? Это бетон, скала. На кладбище испокон веков держался род человеческий. И мужняя любовь к жене здесь же зарыта. Коли муж знает, что и после смерти будет полеживать рядом со своей лебедушкой – то и работа у него спорится, и мрачные думы тучами не кружат. Вместе на земле – вместе под землей! Разве не любо?.. Березки, сосны. Лежат под ними, а они шумят, качаются, убаюкивают. Птички чик-чирик, чик-чирик. Хорошо! Помню – в детстве любил ходить за нашу деревню на могилки -собирал землянику, лежал на поляне, где паслись коровы, смотрел на облака. Сейчас понимаю – тогда на могилках у меня росла душа. Это очень полезно для каждого -бывать на кладбище. На многое смотришь по-другому. Я понимаю – это нужно
воспитывать с детства, но разве в школу такое протолкнешь.
Анатолий Крым
«ПОСТЕЛЬ БРАТЬ БУДЕМ»

Комедия.
Роли: 1 мужская, 1 женская.
Декорации: кухня в «хрущевке».

Бывший проводник вагона Степан Николаевич уже на пенсии, живет в небольшом поселке. Он ожидает бывшую учительницу русского языка Софью Александровну, которую ему «сватает» сын. Правда, сама Софья Александровна думает, что она приехала только затем, чтобы снять комнату и прописаться в этой квартире, а когда дом пойдет под снос, получить отдельное жилье.

ОН (встревоженно). На брудершафт! Вот увидите, мы сразу найдем общий язык и точку соприкосновения!
ОНА. Степан Николаевич…
ОН. Что?
ОНА. Вы когда брились? У вас щетина на щеках.
ОН (после паузы). Вот оно что! А я, дурак, сижу переживаю, что её не устраивает? Пенсия или эта задвижка в ванной?.. Да я сейчас!.. Мигом!..

Бросается в ванную комнату.

ОНА. Вы куда?!
ОН. Две минуты! Засекайте!
Он исчезает в ванной. За окном грохочет поезд. Она быстро подходит к окну, жадно всматривается в темноту. ОНА (шёпотом считает вагоны). .. .Шесть… десять… двенадцать…

Из ванной выбегает Он, на ходу вытирая лицо полотенцем.
ОН. Все! Готов! Одеколона, правда, нет, но Бог с ним! Завтра куплю! Ну, что, выпьем на брудершафт?

Пауза.

ОНА (продолжает смотреть в окно). Целую вечность не ездила в поезде. Какими волшебными были поезда нашей молодости, правда? Запах перрона, этот сладкий дым, гудок паровоза, который заставлял вздрагивать и торопливо целовать провожающих, а потом. Стучат колеса, ложечка звякает в пустом стакане и кажется, что тебя везут в сказку… (Внезапно). Чай пить будем?
ОН. Чай?.. Так я же это… побрился!
ОНА (улыбается). Степан Николаевич, что вы так торопитесь со своим брудершафтом? Дрожите, как мальчишка…
ОН (с обидой). Никто не дрожит. (Решительно). А чего ждать, спрашивается? Нам обязательно перед этим на луну вздыхать? В парке вас выгуливать, по подъездам таскать, простите за выражение?
ОНА. Выгуливать меня не надо, я не собачка. По подъездам и в молодости не шастала. Но объясните, пожалуйста, куда вы все время клоните? Замуж меня, что ли, зовете?
ОН (радостно). Слава Богу, сообразила! Вас, культурных, иногда с тормоза не снимешь. Я, конечно, понимаю, что вам женская гордость мешает вот так, сразу, трах-бах, как говорится. Но стрелочки на часах тикают! Поезд летит! У нас впереди, можно сказать, всего ничего до конечной станции! Что ж время зря растрачивать?
ОНА. Значит, вы за меня все решили?
ОН. А вы пришли сюда на поезда в окно смотреть?
ОНА. Я пришла, чтобы дождаться, когда начнут сносить этот дом, и я получу свою комнату.

Пауза.

ОН. Какую комнату?
ОНА. Опять вы свою игру затеяли.
ОН. Какая игра?! Кто вам сказал, что дом идет под снос?! ОНА. Ваш сын.
ОН. Олег?
ОНА. Ну да. Он взял деньги за то, что вы меня здесь пропишете, а когда начнут сносить дом, мы получим две квартиры. Одну вам, другую мне! А про «марш Мендельсона» даже в форс-мажоре не прописано!

Пауза.

ОН. Значит, такая у нас история…
ОНА. Разве вы ничего не знали? (Пристально смотрит на него). Он вам хоть деньги отдал?

Он медленно направляется в свою комнату, на ходу срывая галстук…

 

О ВАДИМЕ

Его любили все. Молодые драматурги и «драматургши», старшие коллеги, режиссёры, критики, друзья детства и юности в Тольятти, дети друзей, коты и собаки.

Скромный, спокойный, доброжелательный, глубоко верующий и мужественно боровшийся с неизлечимыми недугами, Вадим много делал для других. С его подачи стали писать пьесы авторы, впоследствии названные «Тольяттинской школой» или «Тольяттинским феноменом».

Он любил придумывать и щедро делился замыслами, давал дельные советы, радовался чужому успеху и был готов поддержать в минуту уныния. Вадим интересовался историей и мечтал написать пьесу о кладе Стеньки Разина.

Настоящий русский драматург, начинавший как продолжатель классических традиций отечественной драмы («Шкаф», «Отель в Калифорнии», «Парк культуры имени Горького»), он пробовал себя и в остросоциальных пьесах («Артемида с ланью», «Выглядки», «Раз-два-три»), но наибольшего успеха достигла пьеса о святой блаженной Ксении Петербургской, несколько лет идущая в таких уважаемых театрах, как РАМТ и Александринка.

Сегодня мы представляем одну из последних пьес Вадима Леванова, пьесу «Про коров», или «20.30». Несомненно, это современная пьеса, касающаяся болевых точек нашего «сегодня», но светлая и человечная, способная найти отклик у самой широкой публики.

Ксения Драгунская
Вадим Леванов
ПРО КОРОВ, или 20:30

Производственная пьеса.

«Производство новостей» – информационной пищи, которую мы потребляем обильно и бездумно. Современные рецепты этой «кухни», иерархия «кулинаров», секреты составления «меню» – всё это, увиденное глазами автора, одновременно смешит и ужасает.

Количество мужских и женских ролей не указано – ролей много. Возможно, автор зовет артистов сыграть по несколько персонажей в одном спектакле. И это, наверное, логично – мы варимся в одном котле, каждый из нас источник информации, каждый из нас – её потребитель. Чем истечём, то и потребим…
Телефонный разговор. Чиновник и Генеральный Продюсер на разных концах сцены.
(Чиновник может быть на большом экране – видео.)

ЧИНОВНИК. Здравствуйте, здравствуйте! Ну, я так понимаю, вы пронимаете причину моего звонка вам?
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Ну я даже не знаю… Столько поводов поговорить…
ЧИНОВНИК. Знаете, знаете!.. Давайте не будем тут это. Давайте не будем тут. играть в кошки и мышки.
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Хорошо!
ЧИНОВНИК. Что – хорошо? Что хорошо?
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Хорошо, давайте не будем. ЧИНОВНИК. Вот именно!

Маленькая пауза.

ЧИНОВНИК. Что у вас там с этим сюжетом?
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Каким?
ЧИНОВНИК. Перестаньте! Вы меня прекрасно понимаете. Про Красноборский район.
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Про Колывань? Про массовую гибель коров?
ЧИНОВНИК. Ну да, ну да! Что вы там?
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Мы сегодня ставим этот сюжет.
ЧИНОВНИК. Когда?

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Вечером в 20.30.
ЧИНОВНИК. Я очень советую вам еще раз подумать!
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Мы уже приняли решение.
ЧИНОВНИК. Кто – мы? Разве не ваших силах это решение изменить? Мне кажется, что окончательное решение все-таки за вами! И вы в состоянии оказать влияние на ваших. коллег.
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Я считаю это решение взвешенным, правильным, честным.

Маленькая пауза.

ЧИНОВНИК. Ну скажите, что страшного произойдет, если этот сюжет не появится?! Меры уже приняты, а сделанного – не воротишь! Тем более, вы же прекрасно понимаете, что по большому счету, ничьей вины здесь нет! Нашей, так точно! Это чисто юридическая проблема!
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Да, я понимаю. Коровы умирают на законных основаниях!
ЧИНОВНИК. Вот именно! Тем более, повторяю, меры уже приняты! Судебное решение вынесено. Этих коров уже купили. Ну и так далее.
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Как вы, надеюсь, понимаете, наш, и мой в частности, профессиональный долг состоит в том, доносить информацию до людей, а не скрывать! Это, если хотите, и гражданский долг!
ЧИНОВНИК. Вот давайте только вот без этого!.. Без пафоса этого!.. Я же вам не враг! Ну зачем создавать волну. на пустом месте. Зачем нагнетать ситуацию? Вот скажите мне, вот, кому станет легче, если этот неприятный инцидент выплывет на свет?.. Надо же как то шире смотреть на эти вещи!.. Масштабнее мыслить! Вам-то особенно! Что область от этого получит? Опять будут все на нас пальцем показывать, говорить – а у них вон чего!.. Хотя, я опять повторю, нашей вины тут нет! Ну кому приятно, когда на родную область опять будут смотреть как на. Ну в понимаете, о чем я говорю?
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Да, я все понимаю!
ЧИНОВНИК. Тем не менее, вы намерены этот сюжет.
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Да, тем не менее!
ЧИНОВНИК. Ну тогда. Надеюсь, вы понимаете, что между вашей компанией и нами существуют договорные обязательства?
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Безусловно. Я это прекрасно помню.
ЧИНОВНИК. Ну тогда, прошу вас учесть, что при возобновлении нашего договора мы вынуждены будем учитывать. все обстоятельства.
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР. Я понимаю.
ЧИНОВНИК. Что ж. Всего доброго!

 

Наталья Пушкарёва – прозаик и драматург – автор цикла мини-пьес «Другая Москва», в которых представлены грани жизни мегаполиса – не яркие и не праздничные. Грани повседневности.

Сегодня мы представляем две пьесы Натальи Пушкарёвой из этого цикла и её мелодраму «Свобода. Равенство. Братство».
Наталья Пушкарева
МОЯ СТОЛИЦА

Мини-пьеса.
Роли: 4 женские. Декорация: купе поезда.

Мини-пьеса «Моя столица» о сестрах, которых жизнь разбросала в разные города России. Это изменило их взгляды, привычки, характеры, но.в сердце осталась ностальгия по своей родине.

ГОЛОС БАБУЛЬКИ. Карто-шечка! Горячая кар-то-шечка! Огурчики солёные.
В купе заглядывает бабулька.
БАБУЛЬКА. Девчат, огурчики?
ТАТЬЯНА. Спасибо!.. Не с чем.
БАБУЛЬКА. Мартыновна, сигай сюда! Девчатам чекушечку надо!
ТАТЬЯНА. Ничего нам не надо!
БАБУЛЬКА. Да не тушуйтесь. Не тушуйтесь, миленькие. Все ж мы люди!

Бабулька исчезает.

ТАТЬЯНА (кричит вдогонку). Мы не пьём!

Внезапно появляется бабулька.

БАБУЛЬКА. Да кто ж пьёт? Кто ж у нас пьёт?.. Мы тяжесть сердечную снимаем. Вот – чекушечка! Огурчики!
ЕЛЕНА. Давай Катюше, как сувенир привезём?
ТАТЬЯНА. Да у неё в посёлке таких сувениров.
БАБУЛЬКА. Ой не скажи! У Мартыновны всегда вкусненькая, чистенькая.
ТАТЬЯНА. Ладно.ладно, давайте.
БАБУЛЬКА. И огурчики!
ТАТЬЯНА. Хорошо. И огурчики.
Бабулька уходит.
ЕЛЕНА. Огурцы-то зачем?
ТАТЬЯНА. Бабуля старалась.
Елена рассматривает чекушку.
ЕЛЕНА. Экзоти-ка! (Нюхает огурцы.) Сто лет таких не ела!
Забегает бабулька.
БАБУЛЬКА. Девчат, картошечку подзабыли! Тёпленькая ещё! Гудок поезда.
ТАТЬЯНА. Бабуль, на денежки. Беги! С поезда прыгать придётся.
БАБУЛЬКА. Не впервой, миленькие. Не впервой. Мужей вам хороших!
ТАТЬЯНА. Спасибо. Спасибо. Не досталось нам… хороших.

Бабулька убегает.

ЕЛЕНА. Добрая.

Крик проводника: «Да куда ж ты, старая?! В тамбуре сиди!»

В ответ бабулька: «Чур, меня! Чур! Сгинь, нечистая! Спаси нас, Господи!»
Крик проводника: «Прыгнула?! Жива?.. »
Наталья Пушкарева
СТАРАЯ МОСКВА

Мини-пьеса
Роли:1 женская, 3 мужских.
Декорация: квартира.

В пьесе показана семья, где желание к более обеспеченной жизни, приводит к конфликту ценностей разных поколений и к трагической развязке.
МАРИЯ АНДРЕЕВНА. Какой нетерпеливый… Что? Опять пожар?
Открывает дверь. Врывается парень.
МАРИЯ АНДРЕЕВНА. Молодой человек! Вы что о себе возомнили?!
СЕРГЕЙ-СТРОИТЕЛЬ. Мы больше ждать не будем. Всё! Освободите площадь!
МАРИЯ АНДРЕЕВНА. Все мои площади революция освободила!
СЕРГЕЙ-СТРОИТЕЛЬ. Чи-во?.. Говорю, бери свои тряпки и быстро во двор.
МАРИЯ АНДРЕЕВНА. Вы что троечник?
СЕРГЕЙ-СТРОИТЕЛЬ. Чи-во?!
МАРИЯ АНДРЕЕВНА. Вы хоть школу закончили?
СЕРГЕЙ-СТРОИТЕЛЬ. Институт закончил! Ёжкин кот!

Пауза.

МАРИЯ АНДРЕЕВНА. Нет его. Умер.

Мария Андреевна плачет.

СЕРГЕЙ-СТРОИТЕЛЬ. Кто?
МАРИЯ АНДРЕЕВНА. Единственный, кто не предал. Кот! Мой кот.
Плачет.
СЕРГЕЙ-СТРОИТЕЛЬ. Ой! Ладно, бабуль, перестань!
Мария Андреевна затихает. Садится. Не двигается.
СЕРГЕЙ-СТРОИТЕЛЬ. Бабуль, ты чи-во? (В ответ тишина.) Бабуль?!

Пауза.

МАРИЯ АНДРЕЕВНА (очнулась). Вы кто?
СЕРГЕЙ-СТРОИТЕЛЬ. Я?.. Сергей.
МАРИЯ АНДРЕЕВНА. Внучёк! Родимый!.. Какой ты стал! Красавец!.. От девушек, наверное, отбоя нет. Оно и понятно – высокий, вихрастый… весь в деда!
СЕРГЕЙ-СТРОИТЕЛЬ. Бабуль, не поняла? Уходить тебе надо. Соседний подъезд уже убрали.
МАРИЯ АНДРЕЕВНА. Теперь наш мыть будут?
СЕРГЕЙ-СТРОИТЕЛЬ. Да кто ж это вытерпит?!

Сергей-строитель берёт пакет. Начинает бросать в него вещи Марии Андреевны. Мария Андреевна вскрикивает. Падает.

СЕРГЕЙ-СТРОИТЕЛЬ. Опять?! Да что мне за бабка сегодня попалась?!

Машет над ней тряпкой. Она не шевелится

СЕРГЕЙ-СТРОИТЕЛЬ. Ты разом не кончилась? Эй?! Бабуль?! Ведь не докажешь – пальцем не тронул!

Мария Андреевна приподнимается.

МАРИЯ АНДРЕЕВНА. Родимый.Здравствуй! Как ты?
СЕРГЕЙ-СТРОИТЕЛЬ. Жива!.. Бабуль, давай вещи соберу. Сам отвезу – скажи только куда?
МАРИЯ АНДРЕЕВНА. Да! Слава Богу!.. А я у вас жить не буду. Ваш дом на костях стоит. Они по ночам от тяжести стонут! Как вы там живёте?! Горе-то какое…
СЕРГЕЙ-СТРОИТЕЛЬ. Бабуль, попить дай.

 

Наталья Пушкарева
СВОБОДА. РАВЕНСТВО. БРАТСТВО.

Мелодрама.
Роли: 4 женских, 3 мужских. Декорации: квартира.

Возможно ли воплотить в жизнь лозунг – «Свобода. Равенство. Братство…»? Или это просто химера? А может это – «черная дыра», которая поглощает жизнь, не оставляя даже воспоминания о ней? На этот вопрос нет однозначного ответа, а есть история простой семьи, которая живет в наше непростое время – двадцать лет перестроек, пересмотров, надежд и крушений, битвы за правду… А что есть правда?

В пьесе показаны проблемы, которые разбивают семью, растаскивают её на куски, а жизнь делают потерянной и никчемной. Может это надуманные проблемы? А если они есть, то можно ли изменить свое отношение к ним?

МАКСИМ. Нет, скажи – как можно сидеть дома, когда такое творится. Ещё котлеты есть?

Анна добавляет Максиму котлеты.

МАКСИМ (ест и говорит одновременно). Как потом в глаза детям смотреть будут? Те, кто в своих норах прятались?!

Тихо заходит Татьяна Михайловна. Анна и Максим жадно едят.

ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА. Смотри-ка, разошлись! Что кричим?! Ребёнок спит. (Заглядывает в сковородку) И поесть не дураки!.. Спокойно в глаза смотреть будем! Нам нечего стыдиться! Ясно?!
МАКСИМ (жуёт). Все вышли – и пожилые, и молодые. Все поняли, всё зависит только от нас. Мы никому не нужны. Никто дома у нас убирать не будет!
ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА. Вот и я говорю – и прибрать надо, и котлеты сделать! Вкусные?!
АННА. Только там (показывает на окно) можно понять – мы одна страна.
ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА. Игорь когда приедет?
АННА. Не знаю!
ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА. С утра до ночи работает. Чтоб в семье всё было.
МАКСИМ. Вот Вы, Татьяна Михайловна, снова хотите в тюрьму?
ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА. Что?!
МАКСИМ. Вот!.. Никто не хочет жить в тюрьме!

Плач ребёнка.

ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА. Тихо! Закрыли митинг!
МАКСИМ .Простите.

Татьяна Михайловна уходит. Плач девочки.

МАКСИМ. Ладно, Ань. Пойду. АННА. Хорошо сходили.

Прощаясь, Максим по-дружески обнимает Анну. Заходит Татьяна Михайловна.

ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА. Люди добрые.что творится?!
АННА. Это свобода – вот что. В окно посмотрите!

Максим уходит.

ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА. Годков-то мне сколько, насмотрелась уже! Но чтоб так откровенно?!
АННА. Нам совесть по норам прятаться не даёт! (Плач дочери: «Мамочка…мама…») Доченька… (Анна убегает).
ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА. На секунду выйти нельзя. Что творится?!.. Ой-ой-ой. Начинает прибирать. Мыть посуду. Затемнение. Пауза. Заходит Игорь.
ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА. Сынок! Доброе утро! Как ты?
ИГОРЬ. Еле добрался. Лубянку очистили.

Пауза.

ИГОРЬ. Дзержинского убрали.
Никита Воронов
ЛУША

Драма в 2-х действиях.
Роли:1 женская, 2 – мужских.
Одна декорация: кабинет психоаналитика.

Есть доктор-психоаналитик – шарлатан, выпивоха… и добрый человек. Есть дама-пациент – пресыщенная, не знающая границ своим капризам… и очень несчастная.

Есть муж пациентки – Новый Человек с Новым Мировоззрением… уверенный в себе. Да и в своём мировоззрении – тоже уверенный. А ещё есть вопрос пациентки к доктору: убить мужа или воздержаться? Всё остальное – поиск ответа на этот вопрос.

Старик и Дина уже достаточно охмелели.

ДИНА. Так мы его убиваем или не убиваем?
СТАРИК. Мадам… В свете открывшихся обстоятельств, это такой мизерабельный вопрос!.. Кстати… А мы выяснили, в чём он виновен?

Дина напряжённо думает.

ДИНА. А это важно?
СТАРИК. Нисколько. Но любопытно…
ДИНА. А он, доктор, не виновен. Только это ничего не меняет. Просто он… вот такой… Чёрный карлик. Притягивает к себе и уже не отпускает.
СТАРИК. Что? Что он притягивает и что не отпускает?
ДИНА. Свет. Деньги. Облака. Кошек. Друзей, которые вовсе не хотят быть его друзьями… Он мысли притягивает, и чужие мечты… и верность – всё, что хочет считать своим… (Пауза). Что, доктор?.. Конца света не заметили? Эти люди уже пришли…
Пришли, чтобы брать и делать своим. Брать и делать своим. Брать и превращать в собственность.
СТАРИК. Так… Вот вам конфетка, закусите…
ДИНА. Конфетку я, конечно, съем… но… от имени российской собственности должна заявить. Все мы скоро поймём: есть болезни, которые лечатся только исключительной мерой.
СТАРИК. Верно-верно, есть такие особи. Но. Но когда вы убиваете живое, оно превращается в мёртвое. Вам ясно, мадам? Это всемирно-историческая паранойя: давайте кого-нибудь убьём и станем счастливыми!!! (Пауза). А подоплёка всегда одна и та же… Сознайтесь… Вы пронюхали, что он составил завещание и всё отписал вам.
ДИНА. Ай, бросьте!
СТАРИК. А, может, кому-то другому?
ДИНА. Сыновьям?
СТАРИК. Или Руфине Лазаревне.
ДИНА. Что?! Руфина?!.. Свекровь?.. (Задумалась). Не-ет… Она раньше умрёт.
СТАРИК. Если вы не грохнете её сына в ближайшее время. Тогда вы отправляетесь в тюрьму, а она – в банк.
ДИНА (задумалась). Правильно – начинать надо с Руфины. СТАРИК. Минуточку. А если никакого завещания нет? ДИНА. Замочить Руфину в любом случае не вредно.
СТАРИК. Может, мы поступим так?.. Руфину – в расход. А мужу – амнистия. Ну, право, что случится, если мы его… если вы его не убьёте, и всё останется по-прежнему?
ДИНА (кричит). Как же вам ума не хватает!!! Тогда всё останется по-прежнему!.. Я не хочу по-прежнему! Я боюсь – по-прежнему!
Алекс Тарн
HiM

Пьеса в двух действиях для четырех актеров и трех экранов

Эта пьеса о том, почему люди уходят в интернет и остаются там. О невозможном, унизительном рабстве реального бытия. О человеческой доброте, самоотверженности, тяге к свободе – всех этих чудесных, подаренных нам Творцом качествах, которые категорически не уживаются со смертью, несчастьем, насилием окружающего нас мира. А коли не уживаются, то есть ли в так называемой реальности место для добрых, свободных и самоотверженных? Не лучше ли сбежать в чистую, разумную, безотказную – а значит, и истинную реальность Сети? В пьесе участвуют четыре актера и три больших экрана. Для наполнения последних требуются определенные (не слишком большие) усилия художника-аниматора.

В темноте (экраны показывают то же, что и в конце первого действия) слышен стук клавиш. Сцена светлеет. Женщина лежит на кушетке лицом к стене, Программер увлеченно стучит по клавиатуре. Раздается звонок. Программер оборачивается, смотрит на дверь, затем, пожав плечами, возвращается к своему занятию. Через минуту звонок повторяется.

ЖЕНЩИНА (не оборачиваясь). Звонят.
ПРОГРАММЕР. Да и черт с ними. Пусть звонят. Позвонят-позвонят и успокоятся.
ЖЕНЩИНА. Нехорошо так. Надо открыть.
ПРОГРАММЕР. Ага. Как же. Я вон тебе уже открыл. Теперь расхлебать не могу. И вообще, мы ничего не заказывали. Доставка из гастронома вчера была. Пусть звонят.

Звонок. Женщина садится на кушетке.

ЖЕНЩИНА. А вдруг это Трай приехала?
ПРОГРАММЕР. Рано. Всего два дня и прошло. Так быстро люди с места не срываются.
ЖЕНЩИНА (привставая). А вдруг? Давай я открою.
ПРОГРАММЕР (раздраженно). Ладно, сиди. Я сам. (Подходит к двери, долго смотрит в глазок). Мужик какой-то… (Кричит). Кто там? (Открывает замки, отодвигает щеколды, оставив лишь одну цепочку, приоткрывает дверь). Кого вам нужно?

Выслушав ответ, снимает цепочку и впускает в комнату гостя. Это мужчина средних лет. Он проходит внутрь и останавливается, смущенно оглядываясь. ЖЕНЩИНА (разочарованно). Это не она.

МУЖЧИНА (мнет в руке бумажку). Прошу прощения, если помешал. Наверно, это ошибка. Но в сообщении ясно указан ваш адрес.
ЖЕНЩИНА. В каком сообщении?
МУЖЧИНА (еще более смущенно). Это и в самом деле дурацкая история. Поверьте, я бы в жизни не стал вас беспокоить, но причина действительно важная. У меня на этом диске практически всё. Фотографии, документы, переписка… я не могу потерять это из-за какого-то вируса Магомет. тем более, в такой момент.
ЖЕНЩИНА (вскакивает). Как вы сказали?
МУЖЧИНА. В такой момент.
ЖЕНЩИНА. Нет, раньше. Про вирус.
МУЖЧИНА. Ах, да. Про вирус. Видите ли, я не сделал ничего такого, что могло бы вызвать подобное несчастье. Не устанавливал никаких программ, не пользовался флэшками или компакт-дисками. ничего. Сидел, писал. э-э. письмо. и вдруг, как гром среди ясного неба. Буквально. Черный экран и надпись: «Ваш компьютер поражен вирусом Магомет». И адрес мейла… а с мейла – этот адрес, географический… (Протягивает Программеру мятую бумажку). Вот, пожалуйста… Если это ошибка, то, ради Бога, примите мои.
ПРОГРАММЕР (перебивает). Да нет тут никакой ошибки. Проходите, садитесь. вот. (Смущенно чешет в затылке). Мы вообще-то думали, что приедет ваша жена.
МУЖЧИНА (удивленно). Жена? Я вдовец.
ПРОГРАММЕР. Ну, не жена. Дочь. Или подруга. Или какая-то другая особа женского пола, проживающая с вами в одной квартире и имеющая доступ к вашему компьютеру.
МУЖЧИНА (некоторое время сидит неподвижно, затем встает с чопорным видом, говорит возмущенно). Вот что, уважаемые. Я понимаю ваше преимущественное положение… и всё такое прочее. Вы взяли меня за горло, это факт. Но зачем еще и издеваться? Ведь я не сопротивляюсь – у меня просто нет на это ни времени, ни сил. Разве я не сделал всё, как вы приказали? Сделал. В полицию не ходил, к спецам не обращался. Сел на самолет и прилетел. Чего вам еще надо? Скажите, сколько стоит восстановление диска, и я заплачу. если смогу. Компьютер у меня с собой, в сумке. Только не издевайтесь. Пожалуйста.
ПРОГРАММЕР. Никто и не думает издеваться. Во всяком случае, здесь. И не в деньгах дело. Ваш диск будет восстановлен сегодня же, причем совершенно бесплатно.
ЖЕНЩИНА. Нам нужна Трай. Та, которая входила в Хайм с вашего компьютера. Хайм – это такая система.
МУЖЧИНА (перебивает). Я знаю, что такое Хайм.
ЖЕНЩИНА. Тогда вам понятно, о чем идет речь. И обижаться тут не на что. Мы всего лишь предположили, что Трай – это ваша жена.
МУЖЧИНА. Я вдовец. Моя жена умерла три года назад. ПРОГРАММЕР. Извините. Мы не могли этого знать. Тогда какая-то другая . МУЖЧИНА (резко). Нет никакой женщины. Я живу один. Трай – это я. ПРОГРАММЁР (изумленно). Что-что? (Начинает смеяться).
МУЖЧИНА. Трай – это я.
ЖЕНЩИНА. Не может быть! Вы шутите?
ПРОГРАММЕР (сквозь смех). Какие уж тут шутки. и отчего «не может быть»? На себя посмотри. ох. господин Найт. ох, не могу.
МУЖЧИНА. Найт? (Женщине). Вы – Найт? (Усмехается) Что ж, тогда действительно смешно.
ЖЕНЩИНА (упрямо). Вы смеетесь надо мной. Теперь ясно: вы заодно. Никакая вы. никакой вы не Трай!
МУЖЧИНА. Я докажу. Где тут можно войти в Хайм?
Программер кивает на ноутбук; Мужчина подходит к компьютеру, набирает свои параметры входа в систему. На левом экране появляется логотип системы (HiM). Звучит рингтон. ГОЛОС HiM. Хелло, Трай. Добро пожаловать в Хайм. ЖЕНЩИНА. Боже мой. боже мой!..

 

ПЬЕСЫ ЗАРУБЕЖНЫХ АВТОРОВ

В этом выпуске бюллетеня «Авторы и пьесы» мы представляем две работы английского драматурга Питера Куилтера. Его пьесы поставлены в театрах 38 стран, переведены на 27 языков. Он – автор бродвейского хита и трех успешных пьес Уэст Энда. В России его пьесы пока не ставились.

Питер Куилтер (Великобритания).
4000 ДНЕЙ

Пьеса для трех актеров.
Перевод с английского Александра Чеботаря.
Роли: 1 мужская, 2 – женских.
Действие происходит в наши дни. Большая частная палата частной клиники. Возраст героев может выбираться в широком диапазоне. Главному герою и его подруге может быть 30,40, 50 лет, его матери, соответственно – 50,60, 70.

КЭРОЛ: Майкл, успокойся. Кристина, послушай. Я вовсе не пытаюсь искать для своего сына женщину. Он способен на это сам. Особенно после нескольких стаканов этого волшебного напитка. И я не виню тебя, что ты хватаешься за эти пьянящие годы, держишься за него зубами. Я не сужу выбор моего сына. Мне все равно, на что похожи его подружки – они могут быть толстыми, худыми, иностранками, рыжими. Но мне не безразличен он, его сердце. Такие, как ты, всегда ищут особые причины, почему их не любят. Когда на самом деле причина нелюбви к ним много проще – это их говенная личность. Ты привыкла лепить из Майкла того, кого хотелось тебе. Опустить его до твоего совершенно неинтересного уровня. А он не такой, и я не хочу, чтобы он стал таким. Правда в том, что того Майкла, каким он был 11 лет назад, я любила больше -он был более тонкой личностью, более любящим сыном, более сложным человеком.
Питер Куилтер (Великобритания).
НАЙТИНГЕЙЛЫ

Комедия.
Перевод с английского Александра Чеботаря. Роли: 3 мужские, 2 женские.

«Найтингейлы» – веселая, ностальгическая, романтическая история эксцентричной театральной семьи 1950-х. Главные герои – семейная пара артистов, 40 лет отслуживших на эстрадной сцене, и их сын – певец.

ЧАРЛИ: Беатрис была настоящей звездой, знаете ли. Я тоже был хорош! Но все взоры были – на нее. Она блистала. Этому не научишься. Нельзя научить – блистать. Ты никогда нас не видела?
МЭГГИ: Кажется, видела один раз – когда была маленькой, и еще ничего не понимала. Я часто бывала в мюзик-холле – со своим дядей. Он был менеджером -помогал Барри Брейди, танцующему аккордеонисту.
ЧАРЛИ: Я помню его! Он был великолепен в своем роде! Всегда играл « в затылок».
МЭГГИ: Верно.
ГРЭХЕМ: В затылок?
ЧАРЛИ: Последний номер концерта. Надо играть, когда публика уже уходит. Так что видишь одни затылки. Барри всегда ставили в конце, чтобы освободить помещение как можно быстрее. Только большой пожар мог опустошить театр быстрее, чем Барри Брейди! Он умер молодым, к сожалению.. Господу захотелось увидеть его игру.. (Идет к Джеку). Вот Джек у нас никогда не играет пустому залу. Как дела, сынок? Как ты себя чувствуешь?
ДЖЕК: После вчерашнего ужина? Не очень.
Дон Нигро (США).
ГОРГОНЫ

Перевод с английского Виктора Вебера.
Роли: 2 женские.

Стареющей кинозвезде выпадает шанс вернуться на Олимп: фильм по предложенному ей сценарию может потянуть на премию «Оскар». Но она понимает, что такое возможно лишь при одном условии: с ней в паре сыграет другая звезда. И она идет к свой вечной сопернице по экрану, с которой цапалась всю творческую жизнь. Соперницы тоже не испытывает теплых чувств к кинодиве, но соглашается: на экран хочется вернуться. Дамы по-прежнему грызутся, как кошка с собакой, но ведь надо снимать фильм. И стареющая звезда получает «Оскара». Но это еще не конец пьесы.

РУТ. Мне предложили роль в фильме.
МИЛДРЕД. Тебе? Роль? Тебе предложили роль в фильме?
РУТ. Да, мне предложили роль в фильме.
МИЛДРЕД. Ты хочешь сказать, в одном из этих фильмов о личной гигиене американских солдат? Я думала, ты поставила на них крест после того, как перестала снимать в барах мужиков.
РУТ. Я не шучу, Милдред. Мне предложили роль в хорошем, достойном фильме.
МИЛДРЕД. Да перестань, Рут. Твоя карьера мертва, как Муссолини.
РУТ. Знаешь, Милли, нынче и ты что-то не блистаешь на серебристом экране.
МИЛДРЕД. Я решила взять паузу и вернуться к моим сценическим корням. В театре я всегда чувствовала себя, как дома.
РУТ. Играть в театре – все равно, что спать с трупом.
МИЛДРЕД. Насчет трупа ты, естественно, в курсе.
РУТ (достает из сумки сценарий). Послушай, дорогая. Отставь гордость в сторону, перестань слушать только себя и постарайся обратить внимание на мои слова. Я надеюсь, что в голове у тебя не опилки. Ты знаешь, приход сюда дался мне нелегко. Здесь холодно, как в склепе, и воняет разложившимися енотами. Сидения такие жесткие, что моим ягодицам нанесен непоправимый урон, и я бы предпочла наблюдать, как растет плесень на сыре, чем в очередной раз слушать это отвратительное пустопорожнее бормотание, которое считается эталоном драмы. Но так уж вышло, что мне предложили роль в этом фильме, роскошную роль, какую не предлагали долгие годы, но ничего хорошего из этого не получится, если пару мне не составит достойная меня актриса. Иначе моя бесподобная игра просто растопчет ее, и фильм потеряет всю свою прелесть. Я знаю, что не хожу у тебя в фаворитах, да и я, Бог свидетель, просыпаясь утром, не думаю о том, чтобы первым делом позвонить тебе. Тем не менее, сценарий очень даже пристойный. По крайней мере, две главные женские роли не такие пресные. Более того, обе хороши.
Руди Цицера (США).
ГЛАВНАЯ РОЛЬ

Перевод с английского Виктора Вебера.
Роли: 6 женских, 3 мужских.

Известный драматург пишет пьесы не только для постановки, но и с тем, чтобы клеить актрис. Вот и теперь он пользуется благосклонностью трех, обещая им главную роль в пьесе, которая, он это точно знает, никогда не будет поставлена. Но волею случая пьеса принята к постановке. И с тремя дамами предстоит крутая разборка. А тут ему встречается четвертая, которая идеально подходит на роль в принятой к постановке пьесе. Такая невинная, обаятельная, неэгоистичная. Зритель успевает узнать оборотную сторону этой дамы, а вот драматургу, похоже, еще долго оставаться в неведении.

БЕТТИ (указывая). Кто они?
ФИЛЛИС (указывая). Кто они?
ДЖИНА (указывая). Кто они?
БЕТТИ. Я – Бетти Джеймс. Актриса.
ДЖИНА. Я – Джина Лола. Актриса.
ФИЛЛИС. Я – Филлис Файн. Актриса.
БИЛЛИ. Я – Билли Шейке. У меня беда.
ФИЛЛИС, ДЖИНА, БЕТТИ (хором). Билли!
БИЛЛИ. Подождите, девушки, не делайте поспешных выводов. Я объясню. Видите ли, я провожу кастинг для своей новой пьесы.
БЕТТИ (указывая). И какая у них роль?
ФИЛЛИС, ДЖИНА (одновременно). Главная.
БЕТТИ. Я думала, у меня главная.
ФИЛЛИС, ДЖИНА (одновременно). У нее?
БИЛЛИ. Девушки, подождите. Я… ох… да какой смысл? Послушайте, впервые в жизни я собираюсь сказать правду. (Садится на диван). Я обещал главную роль в моей следующей пьесе всем вам.
БЕТТИ. Почему?
БИЛЛИ. Потому что вы все мне нравитесь, и. я никого не хотел обижать. Я просто думал, что до такого никогда не дойдет.
ДЖИНА. Но дошло… и кто получит главную роль?
БИЛЛИ (после паузы). Из вас – никто.
Пэм Вэлентайн (Великобритания).
ДУХОВНАЯ СВЯЗЬ

Комедия в 2 действиях.
Перевод с английского О. Буховой
Роли: 3 мужских, 4 женских.
Декорация: гостиная в загородном доме

Есть ли жизнь после смерти? И если есть – то какая? Свой вариант ответа на эти вопросы предлагает британская писательница Пэм Вэлентайн. Пожилая бездетная пара после смерти остается жить в собственном доме и всеми правдами и неправдами старается оберегать свой покой. Но стоит в доме появиться жильцам-молодоженам, к тому же ожидающим прибавления семейства, как главные герои, а точнее их «духи», понимают, чего им так не хватало при жизни: детей, внуков, заботы о близких, семейного тепла… Как жаль, что их участие в жизни молодых людей так и остается незримым!

МАРК. Кстати, вам известно, что этот коттедж принадлежал писателю Джеку Кэмерону?
САЙМОН. Как? Не может быть!… Этого просто не может быть! Вы хотите сказать, что… он сидел в этой комнате… смотрел в это окно… поднимался по этой лестнице.
ДЖЕК. Может, в туалет не будем заглядывать?
МАРК. (все больше воодушевляясь от собственного рассказа) Да, здесь он уединялся для творчества – именно здесь были написаны все его книги.
САЙМОН. Вау!
ФЛИК. Он жил один?
СЮЗИ. Нет, конечно.
МАРК. Нет, он жил со своей женой, Сюзи. Совершенно очаровательная была женщина.
СЮЗИ. Как мило.
САЙМОН. И вы их знали лично? МАРК. Очень близко.
ДЖЕК. Врет так, что сейчас у него нос начнет расти, как у Пиноккио.
МАРК. Да, здесь я провел в их обществе немало чудесных вечеров. Балы… званые ужины… барбекю…
Он подходит к дверям в сад и смотрит вдаль с видом человека, потерявшего самых близких друзей.
ДЖЕК. Всего-то был один ужин, когда он умудрился нагнать на всех жуткую скуку, облапать тебя и прикончить мой коньяк.
МАРК. Вы, конечно, слышали, как они погибли.
САЙМОН. Кажется, они утонули?
МАРК. Да. Такая ужасная трагедия!
ФЛИК. Как это случилось?
Флик и Сюзи одновременно собираются сесть в одно и то же кресло, но Флик оказывается расторопнее, так что Сюзи достается только подлокотник.
МАРК. Они отдыхали в Италии, на озерах. Взяли напрокат лодку и поплыли к дальнему берегу на пикник. К сожалению.
СЮЗИ. К огромному сожалению.
МАРК. …произошел какой-то несчастный случай. Теперь нам уже не узнать, что именно: то ли налетел шквальный ветер, то ли один из них слишком резко перегнулся через борт.

Он делает паузу, наслаждаясь драматическим эффектом.

СЮЗИ. Или, может быть, кто-то решил остудить бутылку Кьянти в воде и вывалился из лодки.
ДЖЕК. А его дура-жена попыталась его спасти и в результате утопила их обоих.
САЙМОН. Какая утрата! Огромный писательский талант…
СЮЗИ. И еще мое платье от Версаче.
ФЛИК. В какой-то степени это даже романтично – умереть вместе.
ДЖЕК. Она что, с ума сошла?
ФЛИК. (Саймону) Надеюсь, и с нами случится что-нибудь подобное.
СЮЗИ. Да, она точно сошла с ума.

 

ПЬЕСЫ МОЛОДЕЖНОГО РЕПЕРТУАРА

Геннадий Нефёдов
ПРО ДИВО ДИВНОЕ

Пьеса в одном действии по мотивам русских сказок и сказки П. Ершова “Конёк-Горбунок”.
Литературная редакция Даниила Алексеева.
Роли: 5 женских, 5 мужских.
Декорации: сказочные – “подвижные раскладные”.

Сказка “Конёк-Горбунок” известна многим поколениям. Поставить её на сцене -большое удовольствие для ребятишек, да ещё в современном её выражении – с персонажами традиционной русской народной сказки. Пьеса вызывает яркие впечатления, приглашая детей вместе с героями совершить путь к волшебному острову, где существует ДИВО ДИВНОЕ, да не одно! Спешат за дивом не только Иван и Конёк-Горбунок, а ещё и забавные Баба-Яга и Леший. Кто первым на остров попадёт, тот и диво дивное увидит, с собой заберёт, народу да Царю-дураку покажет. Ну, а волшебный перстенёк Конька-Горбунка чудеса творит. Вот ведь диво-то!
ЛЕШИЙ. Постой, красавица лесная,
Цветок прими, моя родная, Тебя я в сказку позову, Про диво дивное скажу!

ЯГА. Опять твердишь ты мне про диво! (Нюхает цветок)
Но рассуждая справедливо, Ты сразу к выводу придёшь, Что лучше нет твоей подружки, Прелестницы и попрыгушки, Ты краше в мире не найдёшь!
ЛЕШИЙ. Ой! И ты стихами болтать стала! Видно чудеса и в правду начинаются.
ЯГА. Ох, и голова у тебя, Леший! Дурак, а не глупый. Не такой ты, Леший, как все. Видно что-то в тебе есть?
ЛЕШИЙ. Талант у меня есть, вот чего! ЯГА. Талант? Это чего, мармелад, какой что ли?
ЛЕШИЙ А вот и нет, не мармелад. Вот ты попрыгушка?
ЯГА. Да.
ЛЕШИЙ. Так вот, чтобы прыгать, тоже талант надо иметь.
ЯГА. А ну-ка, Леший, бери свою гитару. Я, красавица, талант показывать буду.
Леший заиграл на гитаре. Яга в пляс пустилась, да и Кот всякие рок-н- роллы выписывать начал.
Вдруг мелодия сменилась на ярмарочную.
КОТ (орёт.) Гляньте! Глянь!
Какие страсти. Это Ванька к нам идёт, Горбунка сюда ведёт! (Яга и Леший заметались в испуге). ЛЕШИЙ. Бежим скорее, попрыгушечка. На остров первыми попадём! (Убегают).
КОТ. Они думают, что первыми на острове будут? Нет, я буду первый! Я-то, между прочим, учёный и колдовать умею! Мяу! (Убежал).

(Появился Конёк-Горбунок, он танцует и поёт. А за ним Иван идёт).

КОНЁК-ГОРБУНОК. Я копытцами стучу,
Другу верному служу. С Ваней в небо полечу, И Жар-Птицу отыщу. Цок-цок, цок, поскок, Выходи сюда дружок. А народу-то, беда, Царь сам жалует сюда!
Ольга Займенцева
ДЕТИ ЗЕМЛИ

Пьеса-сказка.
Роли: мальчик 12 лет, девочка 10 лет, Крот, гномы, старик, подземные существа, Пуп Земли, Мантия, химеры, Душа Земли, Ядро Земли, люди. Все эти роли исполняют 12 актёров: 4 женщины, 8 мужчин.

На Земле произошла экологическая катастрофа. Выжить удалось только горстке людей. Мальчика и девочку стихия разлучила с родителями, они скитались в поисках своих мам и пап. Во время урагана они попали в глубокую нору, которая оказалась кротовой. Крот поведал им, что есть шанс вернуть жизнь на Землю. Но для этого надо совершить долгое и опасное путешествие к ядру Земли. Дети решаются на этот шаг, понимая, что другого шанса не будет. Они отправляются в путешествие полное опасностей и загадок. По дороге они разгадывают ребусы и выполняют задания подземных жителей, чтобы спасти Мир и отыскать родных.

Дети подходят к воротам. За воротами слышен устрашающий крик. Девочка прячется за спину мальчика. МАЛЬЧИК. Мне не до шуток! Я приложу медальон, а ты попробуй найти на воротах рычаг.
Девочка рассматривает узор ворот, ищет рычаг. Она заглядывает в щель. ДЕВОЧКА. Там шторы шевелятся. Ой, там кто-то есть!
Девочка отбегает от ворот. Наконец мальчик находит большую кнопку или рычажок (или веревку, за которую нужно потянуть). Прикладывает медаль и поворачивает рычаг, раздается скрип металла.
Вдруг элементы ворот начинают двигаться. Мальчик отскакивает от них. Ворота буквально расползаются в разные стороны, их элементы встают на ноги. Оказываются человекообразными существами. Мальчик удивлен. Он пятится от существ.
Существа выстраиваются в ряд перед мальчиком, теперь они похожи на частокол.

СУЩЕСТВО. Зачем, дети, вы явились в наш мир?

Существа наступают на детей. МАЛЬЧИК (отступая). Мы идем к Ядру Земли.

СУЩЕСТВО. Мы – дети Земли, и мы охраняем путь в недра Земли. Там, куда вы пытаетесь пройти, стоит страж, он никого не пропустит. Он очень важный и значительный, вполне заслуженно, ведь он. (Понижая голос). Ведь он – сам Пуп Земли!

Занавес, который просвечивался сквозь узоры ворот, а теперь, когда ворот нет, – виден полностью, открывается. Звучит торжественная музыка, похожая на шутовской гимн.
Занавес раздвигается. В кресле многозначительно, как на троне, восседает шарообразное существо, явно немолодое, маленького роста, с длинным, похожим на пуповину хлыстом, обмотанным вокруг туловища. Конец хлыста он держит, как скипетр, в другой руке, как державу, он держит мяч серебристого цвета.
Пуп встает с кресла, подходит ближе к детям, ударяет хлыстом по земле, потом три-четыре раза отбивает от пола мяч.

ПУП (кричит). Я-Я-Я-Я-Я.

Существа подкатывают ему кресло на колесиках, оно похоже на
компьютерное кресло. Он снова садится.
Земляные люди снова создают из своих тел ворота и на вращающемся круге уезжают за кулисы, из-за которых вышел Пуп (то есть на то же место, где были, только теперь это за сценой).

ПУП. Кто вы и зачем пришли сюда?
МАЛЬЧИК. Мы идем к Ядру Земли.
ПУП. Вы туда не пойдете.
МАЛЬЧИК. Но почему?
ПУП. Потому что в моем списке идущих к Ядру нет ваших имен. (Достает из кармана свернутый лист бумаги. Разворачивает и смотрит в него.) В списке вообще нет никаких имен.

Он показывает пустой лист. Комкает его и бросает на пол.

ПУП. Потому что к Ядру еще никто никогда не подходил! Вы останетесь со мной и будете рассказывать мне истории, развлекать меня. (Обращаясь к девочке). Помоги мне нести мантию!

Девочка берет мантию за края и торжественно идет за Пупом. ПУП. Ну, время пошло. Начинайте меня развлекать. Давайте поиграем во что-нибудь.

ДЕВОЧКА. Для начала хотелось бы вписать наши имена в Ваш список идущих к Ядру. Чтобы Вы знали, как нас называть.

Девочка берет лист, разворачивает его и начинает писать.

ДЕВОЧКА (произнося вслух). Список идущих к Ядру: эта девочка и этот мальчик. А теперь распишитесь!

Пуп берет карандаш и ставит росчерк. ПУП. Это вам все равно не пригодится, вы все равно останетесь со мной! Ну, всё, давайте играть!

 

ПОСЛЕ ПЬЕС

Андрей Зинчук, драматург

«ВЕЧЕРА СОВРЕМЕННОЙ ПЕТЕРБУРГСКОЙ ДРАМАТУРГИИ» в ЦГПБ им. В. В. Маяковского

Организаторы: Центральная городская публичная библиотека им. В. В. Маяковского и Драматургическая мастерская при Санкт-Петербургском отделении СТД РФ (ВТО). Руководители проекта: драматург, член Союза писателей Санкт-Петербурга Андрей Зинчук (ведущий); народный артист России Олег Леваков (режиссёр-постановщик); участники: драматурги и актёры Санкт-Петербургских театров.

Идея попробовать новые формы работы с читателями возникла в недрах Центральной городской публичной библиотеке им. В. В. Маяковского («Маяковки» -если коротко и ласково, ЦГПБ – если ещё короче и официально), а именно – у заведующей отделом культурных программ Ольги Николаевны Косогор и она пригласила нас – драматурга Андрея Зинчука и режиссёра Олега Левакова -попробовать поработать в помещениях библиотеки и нашла для этого небольшой бюджет на четыре мероприятия.

Было очевидно, что при скромном бюджете формой подачи пьесы для читателей библиотеки и обычных зрителей может быть только театрализованная читка. Но тут необходимо пояснение (оно появилось на старице Проекта в сети Интернет):

Идею проведения театрализованных читок пьес привёз в нашу страну с фестиваля в Авиньоне основатель Драматургической мастерской при СТД (тогда ВТО) Игнатий Моисеевич Дворецкий через два года после создания им Драматургической мастерской (1975 год). Но в отличие от Авиньона, где читки были пропагандой современной французской пьесы, Дворецкий увидел в них одну из форм учебного процесса -начинающий автор мог услышать, как его текст звучит из уст артистов. При этом необходимым условием было чтение ремарок, например, тех, что определяли место действия. Потому что на сцене не было декораций – как правило, это было просто свободное пространство.

Первая читка в Мастерской состоялась по пьесе Александра Галина «Летят перелётные птицы», ставила её Генриета Яновская – ныне главный режиссёр московского ТЮЗа. В читках с удовольствием работали известные ленинградские актёры, часто все вместе что-то сочиняя. Нередко в качестве режиссёра выступал Борис Соколов (ныне народный артист России), а Малый зал Дома актёра был полон зрителями.

Существует мнение, что ещё до Авиньона этот метод подачи и «продажи» драматургического материала был испытан в Центре Юджина ОНила в США.

Читки многократно и успешно были опробованы сначала в нашей Мастерской, а потом уже «заразили» ими всю страну. Поэтому и мы решили воспользоваться хорошо зарекомендовавшей себя формой подачи литературного материала. Но для начала предстояло проделать подготовительную работу:

  • произвести поиск потенциально интересных читателям библиотеки, но не слишком населённых пьес;
  • в Академическом театре им. Ленсовета – месте работы народного артиста России Олега Левакова – подобрать актёров из числа тех, кому был интересен наш новый проект;
  • на сайте www.newdrama.spb.ru открыть новую страницу, а на «Петербургских театральных страницах» (в своё время первом в России театральном сайте) опубликовать анонс мероприятия;
  • напечатать пригласительные билеты (в нашем отделении СТД РФ и в ЦГПБ) и афишу предстоящего мероприятия;
  • провести минимум две репетиции: одну в театре им. Ленсовета, другую на месте предстоящего действия – в Конференц-зале библиотеки.

Для первого вечера мы выбрали драму Юрия Ломовцева «Летний сад» – во многом из-за её названия – нам хотелось начать с чего-нибудь именно петербургского, и 30 января 2012 года в Конференц-зале библиотеки мы и представили свой, поначалу задуманный небольшим, проект. Сразу же появилась идея составить и опубликовать по нему фотоотчет, и вскоре он появился на сайте www.newdrama.spb.ru с анонсом: «Этой работой мы начинаем знакомство с лучшими произведениями петербургских авторов в новом совместном проекте Драматургической мастерской при Санкт-Петербургском отделении СТД РФ (ВТО) и Центральной городской публичной библиотеки им. В. В. Маяковского».

Правда, на первой работе полный зал собрать не удалось – читатели библиотеки ещё не привыкли к новой форме подачи литературного материала, а многие о ней просто не успели узнать. Но окрылённые первоначальным успехом, второй работой мы выбрали «Летучую голландку» – пьесу для подростков Игоря Шприца и Юрия Алексина – и показали её через месяц – 28-го февраля 2012 года. На эту работу зал собрался уже практически полный – народ, как говорится, «пошёл» – и поэтому третьей работой, ещё побаиваясь потерять начавшего собираться зрителя, 26-го марта 2012 года мы показали

«Вечер молодых драматургов»: «Короткие встречи, короткие звонки» Жанар Кусаиновой и «Журавль и цапля» – пьесу для театра кукол Никиты Шмитько и Павла Овсянникова. Обе эти работы прошли «на ура» и с них начались аншлаги, а наш небольшой Проект начал входить составной частью в другие, более масштабные, проекты библиотеки, и 20 апреля 2012 года в читальном зале «Маяковки» в рамках первой ежегодной социально-культурной акции «Библионочь» состоялась сценическая читка пьесы автора этих строк для двух актрис «Мартышка».

Необходимо сказать несколько слов и об актёрах, которых мы приглашаем на эти мероприятия: в основном это актёры Академического театра им. Ленсовета – за два года существования Проекта даже сформировалось актерское «ядро»: это заслуженные артисты России Нина Скляренко и Александр Сулимов, артисты: Юлия Левакова, Анастасия Дюкова, Инесса Перелыгина-Владимирова, Валерия Варченко, Даниил Кокин и Роман Кочержевский. Не оставляет своей первой – актерской – профессии и режиссер-постановщик – народный артист России Олег Леваков, исполняя в пьесах часть ролей. Остальные артисты из разных Санкт-Петербургских театров принимают участие в Проекте по необходимости, а среди них есть и молодые, и заслуженные, и даже народные.

Но иногда этой сложившейся «труппе» мы с режиссёром-постановщиком немного «изменяем» и, в частности, для представления «Мартышки» пригласили выпускниц факультета искусств Санкт-Петербургского государственного Университета Анну Гарнизонову и Екатерину Аверьянову. И в следующем крупном проекте библиотеки -«Ночи музеев» 19-го мая 2012 года в программе «Тайные коды Петербурга» «Мартышка» была показана тем же актёрским составом.

Следующее мероприятие было задумано нами очень масштабно: днём 7 июля 2012 в программе библиотеки «День Фёдора Михайловича Достоевского в Книжном дворике на Фонтанке» в рамках городской акции «День Ф. М. Достоевского» была представлена комедия Сергея Носова «За стеклом». Она была показана с участием автора во дворе библиотеки в костюмах, декорациях и даже с реквизитом (впрочем, актёры держал в руках тексты своих ролей, что совсем не мешало просмотру) на специально установленной для этого мероприятия сцене. Эта работа собрала столько зрителей, что тем из них, кому не хватило стульев, пришлось сидеть на дворовых газонах, что отнюдь не смущало сотрудников библиотеки. Успех комедии был таким, что «За стеклом» мы повторили ещё дважды – в Конференц-зале библиотеки 27 октября того же года и в Большом зале Дома актёра 22 ноября следующего 2013 года. И опять с аншлагами.

Тогда же, во дворе библиотеки, куратором Драматургической мастерской Г. И. Клих было публично отмечено, что библиотеки начали брать на себя новые, ранее не свойственные им функции, – в частности, поиск современной драматургии и работу с современным материалом для театра, и, вообще говоря, они стали превращаться в культурные центры.

«Лунный свет между тенями елей», частная жизнь после Бородина – пьеса Валентина Красногорова была показана 21 декабря 2012 года. За ней 12 февраля 2013 года была показана пьеса «Тандем» Александра Волкова. А 19 апреля 2013 года в отделе читальных залов состоялось в библиотеке знаковое и очень необычное событие: «Шоу драматургов» с участием петербургских драматургов: Тараса Дрозда (заочно), Олега Ернева, автора этих строк, Жанар Кусаиновой, Сергея Носова, Леонида Савина, Владимира Шпакова, Людмилы Разумовской (коротко, ибо она подошла к нам со своего мероприятия) и Николая Якимчука – драматурги рассказали зрителям о себе, а на экране и в аудиозаписи были представлены фрагменты их работ.

В рамках Проекта выступил в библиотеке и Датско-российский театр «Диалог»: 12 мая 2013 года он показал полноценный спектакль по пьесе «Мартышка» – этот спектакль накануне стал лауреатом на Международном фестивале «Соотечественники».

В следующую, ставшую уже традиционной для города, «Ночь музеев» 18 мая 2013 г. была показана пьеса Татьяны Катинской «Станция “Минутка”».

«Вход свободный», сказка в двух актах – комедия известного прозаика Валерия Попова, лауреата множества литературных премий и Председателя правления Союза писателей Санкт-Петербурга была явлена читателям библиотеки и «просто» зрителям 29 марта 2014 года.

«Сочиняем пьесу» 19 апреля 2014 года. Под таким названием увидел свет новый сборник Санкт-Петербургской Государственной Академии театрального искусства, который и был представлен в Конференц-зале «Маяковки». Сборник был посвящён драматургии театра кукол и первый его раздел рассказывал о семилетнем опыте работы семинара «Практическая драматургия» Лаборатории театра кукол при факультете театра кукол СПбГАТИ, методике обучения студентов режиссёрских и актёрских курсов основам этой трудной профессии. Второй раздел сборника – практические работы студентов: новые пьесы для театра кукол, рассказы, драматургические эскизы и этюды.

25 апреля 2014 года в «Библионочь» была представлена новая пьеса Тараса Дрозда «Преподобный» в виде «почти спектакля» (с элементами костюмов и декораций) по мотивам повести Николая Лескова «Русское тайнобрачие».

Осенью 2014 года в новом театральном сезоне мы решили вернуться к учебному процессу – хотим провести «Вечер Драматургической мастерской при Санкт-Петербургском отделении СТД РФ (ВТО)», где будут показаны работы членов Мастерской. Ожидаем заинтересованных зрителей и полемики (а может быть и помощи от них) по поводу увиденного – при современном театральном процессе, когда лишь очень небольшая часть наших работ просачивается на профессиональную сцену, это чрезвычайно важно для современных авторов.

Адрес Проекта в сети Интернет – http://newdrama.spb.ru/modern_2/index.htm